Традиции христианской нравственности

«Правила хорошего тона» – нужны ли они православному человеку? Мы растратили так много исторических традиций, вековых обычаев, установлений, веками сложившихся на основании норм христианской нравственности, что теперь нередко можно встретить мнение, что православному свод правил поведения вроде и ни к чему – были бы, дескать, вера, благочестие, смирение, поскольку Бог смотрит не на манеры, а на сердце…
Против последнего трудно возразить. Но: нельзя не учитывать, что без внешнего внутреннее не созидается. Из-за своей греховности мы не можем жить благочестиво одним усилием воли, не нуждаясь в правилах поведения в церкви, в миру… Можно ли говорить, скажем, о благочестии прихожанки, ревностно посещающей службы в храме, соблюдающей посты, но с неприязнью, а то и неприкрытой агрессивностью встречающей всякого «нецерковного» человека, не знающего пока, как ступить в храме? И такая ли уж редкость – христианин, соблюдающий приличия в церковном кругу, но допускающий «дурной тон» в отношениях с людьми вне церковной ограды?
Будучи основаны на христианской любви, на Законе Божием, основы православного этикета, в отличие от светского, являются не только суммой правил поведения в той или иной ситуации, но путями утверждения души в Боге. Та же вежливость, к примеру, может помочь стяжать и любовь к ближнему, и смирение – поскольку принуждая себя к сдержанности и обходительности с теми, кто нам неприятен, мы учимся почитать образ Божий в каждом человеке…
Конечно, трудно предусмотреть и регламентировать все случаи жизни. Да это и не нужно. Человек, искренне желающий жить по Заповедям Божиим, просящий помощи Божией и благословения во всех затруднительных случаях, будет иметь определенные жизненные, духовные ориентиры, как вести себя с другими людьми в самых разных ситуациях. Попробуем вместе с вами разобрать некоторые правила православного этикета, если их можно так назвать, чтобы они стали ориентиром для тех, кто действительно хочет вести себя с ближними по-христиански.
В жизни человека-христианина с глубокой древности Бог всегда занимал центральное, основное место и все начиналось – каждое утро, и любое дело – с молитвы, и все завершалось молитвой. Святой праведный Иоанн Кронштадтский на вопрос, когда он успевает молиться, ответил, что он не представляет, как можно жить без молитвы.
Молитва определяет наши отношения с ближними, в семье, с родными. Привычка перед всяким делом или словом от всего сердца просить: «Господи, благослови!» – убережет от многих недобрых дел и размолвок.
Бывает, начиная дело с самыми лучшими намерениями, мы безнадежно портим его: обсуждения домашних проблем кончаются ссорой, намерение вразумить ребенка – раздраженным криком на него, когда вместо справедливого наказания и спокойного объяснения, за что получено наказание, мы «срываем злость» на своем чаде. Такое случается от самонадеянности и забвения молитвы. Всего несколько слов: «Господи, вразуми, помоги, дай разум творить волю Твою, научи, как вразумить чадо…» и т. д. дадут вам рассуждение и пошлют благодать. Просящему дается.
Если вас кто-то огорчил или обидел, пусть и несправедливо, по-вашему, не спешите выяснять отношения, не возмущайтесь и не раздражайтесь, а помолитесь об этом человеке – ведь ему еще тяжелее, чем вам – на его душе грех обиды, может быть, клеветы – и ему нужно помочь вашей молитвой, как человеку тяжело больному. От всего сердца помолитесь: «Господи, спаси раба Твоего (рабу Твою)… [имя] и его (ее) святыми молитвами прости моя прегрешения». Как правило, после такой молитвы, если она была искренней, гораздо легче придти к примирению, а бывает, что человек, обидевший вас, сам первый придет просить прощения. Но прощать обиды надо от всей души, держать же зло в сердце, досадовать и раздражать себя причиненными неприятностями нельзя никогда.
Лучший способ погасить последствия размолвок, недоумений, обид, которые в церковной практике называются искушениями, это тотчас испросить прощения друг у друга, невзирая на то, кто в мирском понимании виноват, а кто прав. Сердечное и смиренное: «Прости, брат (сестра)», – сразу умягчает сердца. В ответ обычно говорится: «Бог простит, ты меня прости». Вышесказанное, разумеется не повод распускать себя. Далека от христианства ситуация, когда прихожанка наговорит дерзостей своей сестре во Христе, а потом со смиренным видом произнесет: «Прости меня, Христа ради»… Такое фарисейство именуется смиреннословием и ничего общего с истинным смирением и любовью не имеет.
Бич нашего времени – необязательность. Разрушающая многие дела и планы, подрывающая доверие, вводящая в раздражение и осуждение, необязательность неприятна в любом человеке, но особенно неприглядна в христианине. Умение держать слово – признак нелицемерной любви к ближнему.
При беседе умейте внимательно и спокойно слушать другого, не горячась, если даже он высказывает мнение, противоположное вашему, не перебивайте, не спорьте, стараясь непременно доказать свою правоту. Проверьте себя: нет ли у вас привычки многословно и возбужденно рассказывать о своем «духовном опыте», что свидетельствует о процветающем грехе гордыни и может испортить ваши отношения с ближними. Будьте кратки и сдержанны в разговорах по телефону – старайтесь не говорить без особой нужды.
Входя в дом, надо сказать: «Мир вашему дому!», на что хозяева отвечают: «С миром принимаем!» Застав ближних за трапезой, принято пожелать им: «Ангела за трапезой!»
За все принято тепло и искренне благодарить ближних: «Спаси Господи!», «Спаси Христос!» или «Спаси тебя Бог!», на что положено ответить: «Во славу Божию». Нецерковных людей, если вы считаете, что они вас не поймут, таким образом благодарить необязательно. Лучше сказать: «Благодарю вас!» или «Я от всей души вам благодарен».

Как приветствовать друг друга
В каждой местности, у каждого возраста есть свои обычаи и особенности приветствий. Но если мы хотим жить в любви и мире с ближними, вряд ли куцые словечки «привет», «чао» или «пока» выразят глубину наших чувств и установят гармонию в отношениях.
За века христиане выработали особые формы приветствия. В древности приветствовали друг друга возгласом: «Христос посреди нас!», слыша в ответ: «И есть, и будет». Так приветствуют друг друга священники, совершая рукопожатие, трижды лобызая друг друга в щеку и целуя друг у друга правую руку. Правда, слова приветствия священников могут быть и иными: «Благослови».
Преподобный Серафим Саровский обращался ко всем приходящим со словами: «Христос Воскресе, радость моя!» Современные христиане так приветствуют друг друга в Пасхальные дни – до Вознесения Господня (то есть на протяжении сорока дней): «Христос Воскресе!» и слышат в ответ: «Воистину Воскресе!»
В воскресные и праздничные дни у православных принято приветствовать друг друга взаимным поздравлением: «С праздником!»
При встрече мужчины-миряне обычно целуют друг друга в щеку одновременно с рукопожатием. В московском обычае при встрече принято троекратно целоваться в щеки – женщинам с женщинами, мужчинам с мужчинами. Некоторые благочестивые прихожане привносят в этот обычай особенность, заимствованную из монастырей: троекратное взаимное лобызание в плечи, по-монашески.
Из монастырей пришел в быт некоторых православных обычай просить разрешения войти в комнату следующими словами: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». При этом находящийся в комнате, если позволяет войти, должен ответить «Аминь». Конечно, такое правило можно применять лишь среди православных, едва ли оно применимо к мирским людям.
Монастырские корни имеет и другая форма приветствия: «Благословите!» – причем не только священника. И если батюшка в таких случаях отвечает: «Бог благословит!», то мирянин, к которому обращено приветствие, говорит в ответ также: «Благословите!»
Уходящих из дома на учебу детей можно напутствовать словами «Ангела-хранителя тебе!», перекрестив их. Можно пожелать также ангела-хранителя направляющемуся в дорогу или сказать: «Храни тебя Господь!».
Такие же слова православные говорят друг другу, прощаясь, или же: «С Богом!», «Помощи Божией», «Прошу твоих святых молитв» и тому подобное.

Как обращаться друг к другу
Умение обратиться к незнакомому ближнему выражает или нашу любовь или наш эгоизм, пренебрежение к человеку. Дискуссии 70-х годов о том, какие слова предпочтительнее для обращения: «товарищ», «сударь» и «сударыня» или «гражданин» и «гражданка» – вряд ли сделали нас доброжелательнее друг к другу. Дело не в том, какое именно слово избрать для обращения, а в том, видим ли мы в другом человеке такой же образ Божий, как и в себе.
Конечно, примитивное обращение «женщина!», «мужчина!» говорит о нашем бескультурье. Еще хуже вызывающе-пренебрежительное «эй, ты!» или «эй!».
Но, согретое христианской приветливостью и доброжелательностью, любое доброе обращение может заиграть глубиной чувств. Можно использовать и традиционное для дореволюционной России обращение «госпожа» и «господин» – оно особо уважительно и напоминает всем нам, что каждого человека надо почитать, поскольку каждый носит в себе образ Господа. Но нельзя не учитывать, что в наши дни это обращение все же носит более официальный характер и иногда из-за непонимания его сути негативно воспринимается при обращении в быту – о чем можно искренне пожалеть.
Обращаться «гражданин» и «гражданка» уместнее скорее для работников официальных учреждений. В православной же среде приняты сердечные обращения «сестра», «сестричка», «сестрица» – к девушке, к женщине. К замужним женщинам можно обратиться «матушка» – кстати, этим словом мы выражаем особое уважение к женщине как к матери. Сколько тепла и любви в нем: «матушка!» Вспомните строки Николая Рубцова: «Матушка возьмет ведро, молча принесет воды…» Жен священников тоже называют матушками, но добавляют при этом имя: «матушка Наталья», «матушка Лидия». Такое же обращение принято и к игумении монастыря: «матушка Иоанна», «матушка Елисавета».
К юноше, мужчине можно обратиться «брат», «браток», «братишка», «друг», к более старшим по возрасту: «отец», это знак особого уважения. Но вряд ли правильным будет несколько фамильярное «папаша». Будем помнить, что «отец» – великое и святое слово, мы обращаемся к Богу «Отче наш». И священника мы можем называть «отец». Монахи нередко называют друг друга «отче».

Обращение к священнику
Как взять благословение. К священнику не принято обращаться по имени-отчеству, его называют полным именем – так, как оно звучит по-церковнославянски, с прибавлением слова «отец»: «отец Алексий» или «отец Иоанн» (но не «отец Иван»!), либо (как это принято у большинства церковного народа) – «батюшка». К диакону можно также обратиться по имени, которому должно предшествовать слово «отец», или же «отец диакон». Но у диакона, поскольку он не имеет благодатной силы рукоположения во священство, благословение брать не положено.
Обращение «благословите!» – это не только просьба преподать благословение, но и форма приветствия священника, с которым не принято здороваться мирскими словами вроде «здравствуйте». Если вы в этот момент находитесь рядом с батюшкой, то надо, совершив поясной поклон, коснувшись пальцами правой руки пола, затем встать перед священником, сложив руки ладонями вверх – правую поверх левой. Батюшка, осеняя вас крестным знамением, произносит: «Бог благословит», либо: «Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа» – и кладет свою правую, благословляющую руку на ваши ладони. В этот момент мирянин, получающий благословение, целует руку священника. Бывает, целование руки приводит в смущение некоторых новоначальных. Смущаться не следует – мы не священнику руку лобызаем, а Самому Христу, Который в этот момент невидимо предстоит и благословляет нас… И прикасаемся мы устами к месту, где на руках Христовых были раны от гвоздей…
Мужчина, принимая благословение, может после целования руки священника, поцеловать его щеку, а затем опять руку.
Батюшка может благословить и на расстоянии, а также наложить крестное знамение на склоненную голову мирянина, коснувшись затем ладонью его головы. Не следует лишь перед тем, как взять благословение у священника, осенять себя крестным знамением – то есть «креститься на священника». Перед тем, как взять благословение, обычно, как мы уже говорили, совершается поясной поклон с касанием рукой земли.
Если вы подходите к нескольким священникам, благословение надо брать по старшинству – вначале у протоиереев, затем у иереев. А если священников много? Можно взять благословение у всех, но можно также, совершив общий поклон, сказать: «Благословите, честные отцы». В присутствии правящего архиерея епархии – епископа, архиепископа или митрополита – рядовые священники благословения не дают, благословение в таком случае следует брать только у архиерея, естественно, не во время Литургии, а до нее или после. Клирики же в присутствии архиерея могут, в ответ на ваш общий к ним поклон с приветствием «благословите», ответить поклоном.
Бестактно и неблагоговейно выглядит ситуация во время богослужения, когда кто-то из священников направляется из алтаря к месту исповеди или для совершения Крещения, а множество прихожан в этот момент бросаются к нему за благословением, тесня друг друга. Для этого есть другое время – у батюшки благословение можно взять и после службы. Тем более, что при прощании благословение священника тоже испрашивается.
Кому первому подходить под благословение, к целованию креста в конце службы? В семье это делает сначала глава семейства – отец, затем мать, а потом уж дети по старшинству. Среди прихожан первыми подходят мужчины, затем – женщины.
Надо ли брать благословение на улице, в магазине и т.д.? Разумеется, хорошо это сделать, даже если батюшка в гражданской одежде. Но вряд ли уместно протискиваться, скажем, к батюшке на другой конец автобуса, полного людей, чтобы взять благословение – в таком или подобном случае лучше ограничиться легким поклоном.
Как обращаться к батюшке – на «вы» или на «ты»? Конечно, к Господу мы обращаемся на «Ты» как к самому близкому для нас. Монахи и священники между собой обычно общаются на «ты» и по именам, но при посторонних непременно скажут «отец Петр» или «отец Георгий». Прихожанам же к батюшке все же уместнее обращаться на «вы». Даже если у вас с вашим духовником сложились столь близкие и теплые отношения, что в личном общении вы с ним на «ты», вряд ли стоит делать так при посторонних, в стенах храма такое обращение неуместно, режет слух. Даже некоторые матушки, жены священников, при прихожанах стараются из деликатности обращаться к батюшке на «вы».
Существуют и особые случаи обращения к лицам в священном сане. В Православной Церкви в официальных случаях (во время доклада, выступления, в письме) принято к священнику-благочинному обращаться «Ваше Преподобие», а к настоятелю, наместнику монастыря (если он игумен или архимандрит) обращаются – «Ваше Высокопреподобие» или «Ваше Преподобие», если наместник иеромонах. К епископу обращаются – «Ваше Преосвященство», к архиепископу или митрополиту «Ваше Высокопреосвященство». В разговоре к епископу, архиепископу и митрополиту можно обратиться и менее официально – «владыко», а к наместнику монастыря – «отец наместник» или «отец игумен». К Святейшему Патриарху принято обращаться «Ваше Святейшество». Эти наименования, естественно, не означают святости того или иного конкретного человека – священника или Патриарха, они выражают народное уважение к священному сану духовников и святителей.

Как вести себя в храме
Церковь – это особое место молитвенного предстояния человека пред Богом. К сожалению, очень мало кто знает о том, что такое храм Божий, как он устроен и главное – как себя вести в храме. У тех, кто уже несколько лет ходит в храм, появляется иногда вредная и опасная привычка относиться к Дому Божию как к чему-то обыденному, где, приложившись к иконам и поставив свечи, можно решать свои житейские проблемы. Так, незаметно для себя, неопытный духовно христианин начинает чувствовать себя в святом храме по-хозяйски, как «старожил», – не оттуда ли берут начало многие нестроения и немирный дух в некоторых приходах? Прихожане, вместо того, чтобы смиренно ощущать себя рабами Божиими, считают себя хозяевами, имеющими право всех и вся поучать, наставлять, имеют даже «свои» места в храме, забывая, что в храм входят не «по билетам» и у человека не может в нем быть «личных» мест – пред Богом все равны…
Дабы избежать этого опасного пути, надо помнить, кто мы и для чего ходим в храм. Всякий раз прежде, чем придти в храм Божий, предстать перед Богом с молитвой, нужно поразмыслить над тем, что ты хочешь сказать Богу, что хочешь Ему открыть. Придя в храм, надо пребывать в молитве, а не в разговорах, пусть и на благочестивые или насущные темы. Будем помнить, что за разговоры в храме Господь попускает впасть в тяжкие искушения.
При приближении к храму человек должен перекреститься, помолиться, поклониться. Можно мысленно произнести: «Вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему в страсе Твоем». Приходить в храм нужно за какое-то время до начала богослужения с таким расчетом, чтоб можно было успеть купить и поставить свечи к иконе праздника, лежащей на аналое – возвышении в центре храма перед Царскими вратами, к чтимому образу Божией Матери, иконе Спасителя.
До начала службы надо постараться приложиться к иконам – не спеша, с благоговением. Прикладываясь к иконам, надо целовать изображение руки, край одежды, не дерзать целовать изображение Спасителя, Матери Божией в лик, в губы. Когда прикладываетесь ко кресту, следует лобызать стопы Спасителя, а не дерзать касаться губами Его пречистого лика…
Если вы будете прикладываться к иконам во время службы, ходя по всему храму, то такое «благочестие» будет неуважением к святыне, а кроме того помешает молитве остальных и может стать причиной греха осуждения, которое по отношению к вам могут проявить другие прихожане. Исключение тут могут составлять маленькие дети, которым трудно еще спокойно вести себя всю службу – их можно прикладывать к рядом висящим иконам и во время службы, не ходя по храму, позволить им ставить и поправлять свечи – это действует на младенцев благотворно и утешительно.
Крестное знамение. Печальную картину представляют те из христиан, которые вместо крестного знамения, налагаемого с благоговением, изображают в воздухе перед грудью нечто непонятное – такому «кресту» бесы радуются. Как же правильно надо креститься? Вначале мы накладываем печать креста на чело, то есть на лоб, затем на живот, на правое и левое плечи, испрашивая у Бога освящения наших мыслей, чувств, чтобы Бог укрепил наши духовные и телесные силы и благословил наши намерения. И только после этого, опустив руку вдоль туловища, совершаем поясной или земной поклон – смотря по обстоятельствам. При многолюдстве в храме, когда даже стоять бывает тесно, лучше воздержаться от поклонов, поскольку опускаться на колени, задевая и беспокоя других, мешая их молитве, вряд ли благоговейно. Лучше мыслями поклониться Господу.
Начинается богослужение. Все свое внимание человек должен настроить на то, что происходит в храме во время службы. Когда молятся о мире всего мира – молись о нем и ты. Когда молятся о плавающих, путешествующих, болящих, скорбящих или власть имущих людях – молись и ты. И эта церковная молитва объединяет между собой людей верующих, поселяет в сердцах любовь, которая не позволит оскорбить кого-то, унизить, сделать грубое замечание.
Возникают сугубые сложности в дни великих праздников, особенно если они приходятся на рабочие дни, когда не все прихожане могут пробыть в храме всю службу… Как человек должен вести себя в храме, если ему необходимо вскоре уйти на работу или по различным причинам он вдруг не смог придти раньше на службу, купить свечи, поставить их вовремя к иконам – из-за многолюдства, например? Во всяком случае, он должен знать, в какие моменты службы он может или сам подойти к иконе, поставить свечу или, когда народу очень много, попросить впереди стоящих исполнить его просьбу, а в какие моменты нельзя этого делать.
Нельзя передавать свечи, ходить по храму и тем более разговаривать во время чтения Евангелия, во время пения Херувимской песни или во время Евхаристического канона, когда священнослужитель после пения «Символа веры» возглашает: «Благодарим Господа!» и хор от лица молящихся отвечает: «Достойно и праведно…». Тем более, что во время Литургии настают особо важные моменты, – это момент пресуществления хлеба в Тело Христово, вина – в Кровь Христову. Когда священник приподнимает Святую Чашу и дискос и возглашает: «Твоя от Твоих…» (хор поет: «Тебе поем…»), в этот момент наступают самые страшные, самые ответственные минуты в жизни человека: хлеб становится Телом, вино становится Кровью Христовой.
И эти моменты богослужения, литургической жизни должен знать каждый верующий человек.
Как рекомендуется вести себя в том случае, когда в храме много людей и нет возможности подойти к иконе праздника и поставить свечку? Лучше всего, чтобы не нарушать молитвенный мир прихожан, попросить впередистоящих свечку передать, называя при этом икону, перед которой вы хотели бы свечу поставить: «К празднику» или «К иконе Божией Матери «Владимирская», «Спасителю», «Всем святым» и т.д. Человек, который берет свечку, обычно молча кланяется и передает ее дальше. Понятно, что все просьбы надо произносить благоговейным шепотом, ни громкий голос, ни беседы при этом недопустимы.

В какой одежде ходить в храм?
Для человека далекого от веры этот вопрос вызывает затруднение. Конечно, предпочтительнее для храма однотонная одежда, а не пестрая, цветастая.
Ходить в храм надо с чувством достоинства – здесь неуместны спортивные костюмы или платья с глубоким вырезом. Должна быть более скромная, соответствующая месту одежда – не в обтяжку, не обнажающая тела. Различные украшения – серьги, бусы, браслеты – в храме выглядят нелепо: об украшающей себя женщине или девице можно сказать, что она не смиренно пришла в храм, она думает не о Боге, а о том, как бы заявить о себе, привлечь к себе внимание нескромными нарядами и украшениями. Будем помнить слова апостола Павла: «Чтобы … жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, ни золотом, ни жемчугом, ни многоценною одеждою, но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию» (1 Тим. 2, 9-10). Понятно, что в храме недопустима также косметика. Неуместны, конечно, для женщины брюки или джинсы, а тем более шорты.
Сказанное относится не только к храму. Вообще христианка должна в любом месте, не только в храме, но и на работе, в гостях оставаться христианкой – должен быть соблюден какой-то определенный минимум правил, который нельзя переступить. Внутреннее чутье покажет, где надо остановиться. Скажем, вряд ли православная девушка или женщина будет щеголять в наряде, напоминающем одеяние средневековых шутов (в уродливо обтягивающих бедра «лосинах» и свитере поверх них), вряд ли соблазнится модной среди молодежи шапочкой с рожками, очень уж напоминающими бесовские, или покроет голову платком, на котором изображена полуобнаженная девица, дракончики, разъяренные быки или нечто иное, чуждое не только христианскому, но хоть сколько-нибудь нравственному сознанию.
Полезно нашим современницам знать высказывание священномученика Киприана Карфагенского: «Скажи мне, модница, неужели, поступая таким образом, ты не боишься, если Художник и Творец твой, в день общего воскресения не признает тебя, отринет и удалит, когда явишься за воздаянием и наградою, и, укоряя, строгим голосом скажет: это не Мое создание, это образ не Наш!
Кожу ты осквернила поддельным натиранием, волосы изменила не свойственным цветом, вид твой искажен ложью, образ извращен, лицо твое чуждо тебя. Ты не можешь видеть Бога, когда глаза у тебя не те, какие дал тебе Бог, но какие подделал диавол. Ему ты последовала, ты подражала златоцветным и раскрашенным глазам змия; враг убирал твои волосы – с ним и гореть тебе!»
Вряд ли уместна и другая крайность, когда ревностные не по разуму новоначальные прихожанки с головы до ног самовольно одеваются в черное, внешне стремясь походить на монахинь или послушниц. Надо сказать, самодовольные и часто невежественные поучения, которые нередко изрекают такие прихожанки, подняв «смиренно» потупленные глазки, выглядят иногда крайне неприглядно… Особая аскеза в одежде должна быть непременно согласована с духовным отцом – только он, зная внутренний настрой своих чад, их привычки и страсти, которые могут усилиться от самовольных «подвигов», может благословить или же не благословить ношение черной одежды.
Что же касается вопроса учительства, здесь надо учитывать, что Господь призывает нас не столько учить, сколько соблюдать слово, стараться исполнять те требования, которые Церковь предъявляет к своим чадам. Что же касается собственно учительства, то в своем доме женщина как мать обязана учить своих детей христианским нормам жизни и правилам поведения в храме, христианским взаимоотношениям среди членов семьи.
Но как быть в том случае, если человек впервые пришел в храм Божий, который для него собственно является не храмом, а просто произведением искусства? Естественно, он не знает, как себя вести в храме, не знает элементарных правил приличия – ему даже не приходит в голову мысль, что своим поведением в храме он может оскорбить религиозные чувства верующих. Конечно, верующие люди ни в коем случае не должны срываться, говорить резкие, оскорбительные слова такому молодому человеку или девице в шортах, например. И уж совершенно недопустимо грубо одергивать пришедших в храм впервые, говоря нечто вроде: «Куда с накрашенными губами к иконе?!. Как свечку ставишь?.. Куда лезешь – не видишь…» Это называется ревность не по разуму, за которой скрывается отсутствие любви к ближнему. Именно любви и утешения ждет человек, впервые переступивший порог храма, и если он после гневной «отповеди» никогда больше не захочет придти в храм, то ведь на Страшном Суде взыщется с нас за его душу! А часто именно из-за ворчливой недоброжелательности «бабушек» на приходах многие новоначальные боятся придти в храм, потому что они «ничего не знают», а спросить боятся – на кого нарвешься…
Как помочь новоначальным? Подойти и деликатно, тихонечко сказать такому молодому человеку или девушке: «Простите, пожалуйста, но в храме не принято держать руки за спиной (или в карманах), вести шумные разговоры или стоять во время богослужения спиной к алтарю…» В некоторых храмах разумно поступают, приготовив у входа коробочку с головными платками, чтобы женщины, по незнанию или иным обстоятельствам пришедшие в храм с непокрытой головой, не чувствовали себя неуютно. Можно деликатно предложить: «Если хотите, можно покрыть голову платком, как это принято в храмах – можете взять платочек вот отсюда…» Но сказать это таким тоном, чтобы люди не оскорбились.
В основе обличения, вразумления, наставления человека должна лежать не озлобленность или ненависть, а христианская любовь, которая все покрывает, все прощает и исправляет брата или сестру. Людям надо просто, деликатно объяснить, что можно делать во время богослужения, а что – нет. Но надо знать, в какие моменты службы это можно сказать. Например, во время чтения Евангелия, или Херувимской, или же Евхаристического канона, или когда выносят Чашу (то есть выходит Христос) этого делать не нужно. В эти моменты службы даже свечи не продаются – но бывает, что пришедшие в храм люди, не зная этого, начинают стучать в окно свечного ящика или громко спрашивать, где им взять свечи. В таком случае, если служителя храма не оказалось на месте, кто-то из близстоящих верующих людей должен очень деликатно сказать: «Пожалуйста, подождите несколько минут, когда откроется окно, а пока постойте с вниманием, сейчас читают Евангелие». Конечно, даже совсем незнающий человек поймет такую ситуацию чисто по-человечески.
Если у человека, пришедшего впервые в храм, возникли определенные вопросы: кому поставить свечку, перед какой иконой помолиться, к какому святому обратиться в различных семейных трудностях или куда и когда придти на исповедь, то с этими вопросами лучше посоветовать обращаться к священнослужителю. Если у батюшки нет в данный момент возможности побеседовать, то надо направить новоначального к человеку, который на то специально поставлен – работникам храма, которые в пределах своей компетенции постараются на эти вопросы ответить, посоветуют, какую литературу почитать.
Лжеучительство чрезвычайно опасно. Чего только не наслушаешься порой в наших храмах от всезнающих самоуверенных «бабушек», которые самовольно берут на себя роль духовника, давая советы по чтению акафистов, правил, тех или иных молитв, насчет особенностей поста и т. д – что может благословить только священник. Бывает, такие благочестивые с виду прихожанки принимаются судить поступки священников – чужих или своих. Это совершенно недопустимо!.. Когда Господа спросили: рассуди, кто здесь прав – что ответил Христос? «Кто поставил Меня судить вас!» Так вот и мы – в отношении любого человека нам не дана власть судить его.
Что же касается людей, которые с дерзостью берутся судить даже о благодатности или безблагодатности того или иного храма, прихода, священника или даже епископа, то они берут на себя большой грех осуждения. Замечено, что в храмах или на могилках старцев всегда находятся подобные люди. Дьявол делает свою работу разрушения, отклонения» чтобы настроить человека против всего святого, Церкви, против священноначалия, против пастырей. Приходилось даже слышать: «Батюшка молодой, этого не знает – я тебе сейчас объясню». Батюшка же говорит то, что в данный момент ему влагает в сердце Бог. Вспомните слова преподобного Серафима Саровского, когда его спросили: «Батюшка, откуда вы все это знаете?» Он сказал: «Поверь, чадо мое, что еще несколько минут назад я даже не думал говорить тебе». То есть Бог вразумляет – а священник говорит. Поэтому не надо сомневаться, не надо думать, что батюшка некомпетентен, батюшка малограмотный и ничего не сможет ответить. Если вы обратитесь к нему с верою, что через него услышите волю Божию – Господь вразумит его, что сказать вам, что было бы для вас спасительно.
Не поддавайтесь суевериям. А сколько суеверий бывает в околоцерковной среде! Новоначальному могут с глубокомысленным видом объяснить, что передавать свечу через левое плечо – это грех, надо-де только через правое, что если поставить, дескать, свечку вверх ногами, то человек, о котором так помолились, умрет – и человек, случайно поставивший свечу прилипшим к воску фитильком вниз, вдруг с ужасом обнаруживает это – и вместо того, чтобы молиться, в панике начинает выспрашивать всезнающих бабушек, что предпринять, чтоб не умер родной человек.
Нет нужды перечислять множество бытующих суеверий, которые вредны тем, что ослабляют веру в Бога и приучают относиться к вере магически: передашь, дескать, свечу через левое плечо – беда будет, а если через правое – все в порядке, научают думать не об изменении образа жизни, не об искоренении страстей, а связывают, например, выздоровление с количеством заказанных сорокоустов, положенных поклонов, с тем, сколько раз подряд читают ту или иную молитву – надеясь, что это автоматически поможет в той или иной нужде. Некоторые дерзают даже судить о благодати Причащения Святых Тайн, утверждая, что после причастия нельзя прикладываться к руке священника, держащей крест, и к иконам – чтобы, дескать, не растерять благодать. Вы вдумайтесь только в очевидную кощунственную нелепость утверждения: от прикосновения к святой иконе теряется благодать! Все эти суеверия никакого отношения к православию не имеют.
Как же быть новоначальному, если его атаковали советами всезнающие «бабушки»? Выход здесь самый простой: за разрешением всех вопросов обращаться к священнику и ничьих советов не принимать без его благословения.
Надо ли из опасения таких ошибок, из-за того, что ты чего-то не знаешь, бояться идти в храм? Нет! Это проявление ложного стыда. Не бойтесь задавать «глупых» вопросов – гораздо хуже, если эти вопросы перед вами поставит жизнь – и вы не сможете на них ответить. Естественно, что впервые пришедший в храм не знает, какие здесь чтимые иконы, как подойти к священнику, какому святому заказать молебен. Надо просто и прямо об этом спросить – и не стоит этого стыдиться. Можно спросить служительницу за свечным ящиком, что следует почитать новоначальному – в последнее время издано много прекрасной литературы, которая есть в любом храме. Надо только проявлять инициативу, настойчивость, ибо стучащему отворяется и просящему дается.
Ну а если тебя все же обидели грубым словом – повод ли это забыть дорогу в храм? Конечно, новоначальному вначале трудно научиться терпеть обиды. Но надо постараться отнестись к этому с пониманием, совершенно спокойно. Потому что к вере нередко обращаются люди, прошедшие определенный, часто скорбный жизненный путь, с расстройством, скажем, нервной системы, или люди больные, с психическими отклонениями… А кроме того, вспомните, сколько раз и вы других обижали, хотя бы невольно, а теперь пришли врачевать свою душу. Это требует от вас немалого смирения и терпения. Ведь даже в обычной больнице от того, что вам нагрубила санитарка – вы же не оставите лечения. Так и здесь – не отойдите неисцеленным, и за ваше терпение Господь подаст помощь.

Как пригласить священника
Случаются ситуации, когда священника для совершения треб (исповеди, причастия и соборования больного, отпевания, освящения квартиры, дома, дачи, молебна на дому или же крещения болящего) необходимо пригласить на дом.
Как правильно это сделать? Знакомого батюшку можно пригласить и по телефону, обращаясь к нему, как и в храме, словом «Благословите».
Но если вы человек новоначальный, лучше, конечно, самому придти в храм, чтобы у священника или за свечным ящиком выяснить, что надо приготовить к совершению той или иной требы.
Для освящения дома необходимо привести дом в надлежащий вид. Следует приготовить святую воду, свечи, растительное масло, желательно специальные наклейки с крестами, которые батюшка наклеит по всем четырем сторонам вашего освящаемого дома. Необходимо, чтобы был столик, желательно, покрытый чистой скатертью, куда бы батюшка мог положить святые предметы.
Надо объяснить вашим родным суть происходящего, настроить их на благоговейное поведение, на то, что по приходе батюшки следует взять у него благословение, как и после чина освящения, приложиться к кресту. Объясните, как это делается, как обращаться к священнику, приготовьте платки или шарфики, чтобы женщины и девушки могли покрыть головы. Конечно, в доме должен быть выключен телевизор, магнитофон, не должно затеваться никаких вечеринок в соседних комнатах, все внимание должно быть сосредоточено на происходящем святом событии. В таком случае немалая духовная польза будет для ваших родных, если батюшку пригласить остаться на чашку чая…
Если предстоит причастить болящего, необходимо его подготовить (как именно, подскажет накануне священник, исходя из состояния больного), прибраться в комнате. Нужны будут свечи, Евангелие, теплая вода, чистый плат. Для соборования надо приготовить, кроме свечей, семь стручцов (деревянных палочек с ватой), чашу с зерном пшеницы, куда они будут ставиться, масло, церковное вино – кагор.
Более подробные наставления даст вам священник. Но помните, что посещение батюшкой вашего дома – прекрасный повод для всей семьи разрешить какие-то духовные вопросы, сделать важный шаг в духовной жизни, на который они, возможно, не решатся в другой обстановке. Поэтому не пожалейте сил для подготовки ваших близких, не допустите, чтобы совершение требы превратилось для ваших домочадцев в экзотическое «мероприятие».

Православный в своем доме
В своем доме, в семье, которая считается домашней церковью, православный христианин должен проявлять особую любовь к своим близким. Недопустимо, когда отец или мать семейства, охотно помогая другим, как говорится, желая «весь мир спасти», о близких своих не радеют. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, – учит нас святой апостол Павел, – тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5, 8).
Хорошо, если дух семьи поддерживается совместной молитвой в духовном центре дома – у общего для всей семьи иконостаса. Но свой уголок для молитвы должен быть и у детей, и в кухне, где совершается трапеза.
Иконы должны быть и в прихожей, чтобы приходящий в гости мог перекреститься перед святым образом.
Как располагать иконы? У них должно быть свое место. Иконы не должны стоять в шкафу, на полках с книгами, соседство же икон с телевизором совершенно недопустимо – уж если вы не решаетесь от него избавиться, он должен быть в другом, не в «красном» углу комнаты. И уж тем более нельзя иконы ставить на телевизор.
Обычно для икон отводится лучшее место в комнате — прежде это был «красный угол», обращенный на восток. Планировка современных квартир не всегда позволяет разместить иконы в углу против входа, ориентированном на восток. Потому необходимо выбрать особое место, где удобно будет закрепить специально изготовленную полочку для икон, святого масла, святой воды, укрепить лампаду. При желании можно изготовить и маленький иконостас со специальными ящичками для святынь. Рядом с иконами неуместно располагать фотографии близких людей – им надо определить другое достойное место.
Неблагоговейно хранить духовные книги на одной полке с мирскими — им надо отвести особое место, а Святое Евангелие, молитвослов держать вблизи икон, очень удобен для этого специально устроенный киот. Духовные книги не стоит заворачивать в газеты, ведь в них могут быть заметки и фотографии весьма сомнительного содержания. Нельзя использовать церковные газеты и журналы для хозяйственных нужд – если они стали вам не нужны, подарите их знакомым, передайте в храм, монастырь, где они пригодятся для подшивок, для православной библиотеки. Пришедшие же в негодность газеты и духовные книги лучше сжечь.
Чего не должно быть в доме православного человека? Естественно, языческих и оккультных символов – гипсовых, металлических или деревянных изображений языческих богов, ритуальных африканских или индейских масок, различных «талисманов», изображений «чертиков», драконов, всякой нечисти. Часто они являются причиной «нехороших» явлений в доме, даже если тот освящен – ведь образы нечистой силы так и остались в доме, и хозяева как бы призывают «в гости» представителей демонического мира, держа в доме их изображения.
Внимательно просмотрите также вашу библиотеку: нет ли в ней триллеров с «ужасами», с «привидениями», книг с участием экстрасенсов, с «заговорами», фантастических произведений, которые за редким исключением, отражают реалии бесовского мира, а также астрологических прогнозов, гороскопов и прочей бесовщины, которую держать в православном доме совершенно недопустимо, а то и просто опасно с духовной точки зрения.
Святыни в вашем доме. Для защиты дома от демонских влияний, для освящения всего находящегося в нем следует постоянно использовать святыни: крещенскую воду, ладан, святое масло.
Крещенской водой следует окроплять углы всех комнат крестообразно, произнося: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Так же крестообразно можно кадить ладаном, положив его на разожженный уголь (его можно купить в храме) в специальной маленькой кадильнице, либо в простой металлической кружке или даже ложке. Делать это можно сколь угодно часто.
Святыни, приносимые из храма, надо с благоговением, с крестным знамением и молитвой использовать повседневно: после утренних молитв натощак принимать артос, кусочки просфоры, глоток крещенской воды или воды малого освящения. Как быть, если крещенская вода у вас заканчивается? Ее можно развести обычной водой – ведь даже капля ее освящает всю воду. Крещенской водой после молитвы можно кропить всю пищу, поставленную на стол – по примеру того, как делается это в монастырях. Следует также добавлять в пищу святое масло от соборования или от лампад у мощей святых угодников. Этим маслом помазывают крестообразно больные места.
Что делать, если артос, просфоры по нерадению испортились, заплесневели или поточены жуком? Ни в коем случае нельзя их выбрасывать, но отдать в храм для сожжения в специальной печи и непременно покаяться в грехе небрежного отношения к святыне. Святую воду, по давности непригодную для питья, обычно выливают в комнатные цветы.
Особо следует сказать о крестном знамении. Наложенное с благоговением, оно имеет огромную силу. Сейчас, когда вокруг нас мы видим разгул оккультизма, особенно важно осенять крестным знамением все приносимые в дом продукты и вещи, крестить одежду (особенно детскую), перед тем, как ее надеть. Перед тем, как отойти ко сну, надо осенять крестным знамением свою постель со всех четырех сторон с молитвой Животворящему Кресту Господню, приучить детей крестить перед сном свою подушку. Важно относиться к этому не как к каким-то ритуалам, которые помогут сами по себе – но с полной верой, что мы призываем благодатную силу Креста Господня защитить нас от всего недоброго и нечистого.
Вспомним при этом, почему пища, приготовленная в монастырях, бывает особенно вкусной – даже если она постная. В монастырях осеняют крестным знамением посуду перед тем, как начать готовить, делают все с молитвой. На хранящихся крупах, муке, соли, сахаре сверху бывает начертано изображение креста. Огонь в плите возжигается свечой от неугасимой лампады. Многие православные, подражая этим добрым обычаям, и в своих домах начинают делать так же, чтобы в доме во всем был особо благоговейный строй жизни.

Как обращаться к членам своей семьи?
Многие православные даже деток называют не сокращенными, а полными именами их небесных покровителей: не Дашка или Дашутка, но Дарья, не Котик или Коля, но Николай. Можно употреблять и ласкательные имена, но и здесь нужна мера. Во всяком случае в обращении друг к другу должна ощущаться не фамильярность, а любовь. И как прекрасно звучат возрождаемые сейчас трепетные обращения к родителям: «папенька», «маменька».
Если в доме есть животные, нельзя давать им человеческие имена. Кошка Машка, собачка Лиза, попугай Кеша и иные варианты, распространенные даже среди православных, говорят о неуважении к угодникам Божиим, чьи святые имена превращены в клички.
Все в православном доме должно быть сообразно, для всего должно быть свое место. А как поступить в том или ином конкретном случае, лучше посоветоваться с духовником или приходским священником.

Как вести себя паломнику в монастыре
Многие люди в последнее время все больше тянутся в монастыри – эти лечебницы души, которые отличаются более строгой дисциплиной, более длинными службами, чем приходские храмы. Кто-то приезжает сюда как паломник, кто-то – как трудник, чтоб поработать над восстановлением обителей, укрепиться в вере.
Человек, оказавшийся на какое-то время среди сестер или братии обители, тем или иным образом «примеряет» себя к монашеской жизни, старается быть более благочестивым.
Но следует помнить, что при реальном прикосновении к монастырской жизни страсти и греховные наклонности, до поры дремавшие в глубине души, обостряются и выходят наружу. Чтобы избежать многих искушений и проблем, надо настроить себя на то, что в монастыре ничего не делается без благословения, каким бы разумным и обоснованным ни казалось ваше желание сделать то или иное дело. В монастыре надо отсечь свою волю и полностью быть в подчинении у сестры или брата, которые отвечают за послушание, на которое вас поставили.
Возглавляет мужской монастырь священноархимандрит – архиерей епархии, практическое же управление поручено наместнику (архимандриту, игумену или иеромонаху). Его называют «отец игумен», «отец архимандрит» или «отец наместник» – в зависимости от его должности, либо с употреблением имени, как приходского священника: «отец Досифей», или просто «батюшка».
Так же, как к приходским батюшкам, обращаются к монахам, имеющим священнический сан. К благочинному, который занимается размещением паломников, в случае, если он не имеет священнического сана, можно обратиться «отец благочинный», к эконому – «отец эконом». К монаху обращаются обычно «отец», к послушнику – «брат», присоединяя имя.
Женский монастырь управляется игуменией, которая носит наперсный крест и имеет право благословлять, но не как священник, а тремя перстами или наперсным крестом, к которому следует приложиться. Можно приложиться после благословения и к руке игумении. К ней обращаются, называя ее «мать игумения» или полным церковнославянским именем, данным при постриге в монашество, с прибавлением слова «матушка»: «матушка Иоанна», например, или же просто «матушка» – кстати, так обращаться в женском монастыре принято только к игумении. К другим же монахиням или инокиням (имеющим «малый» постриг) обращаются: «мать Феодора», «мать Никона», «мать Севастиана», «мать Сергия». Мужские имена сестер в постриге означают, что монашество – ангельский чин, не имеющий пола… К послушницам можно обратиться: «сестра».
Естественно, что приехавшие в монастырь должны оставить курение, сквернословие и другие греховные привычки. Неуместны здесь разговоры о мирских делах, вольное обращение, смех. При встрече мирянин первый кланяется священнику, иночествующим.
Если возникли какие-то недоразумения на послушаниях, не надо стремиться «восстанавливать справедливость», тем более поучать кого-то. Надо помочь немощному, любовью покрыть огрехи неопытного, со смирением перенести обиды, если они возникли, когда же страдает общее дело, обратиться за разрешением недоразумения к сестре или брату, на то поставленным.
Трапеза в некоторых монастырях, обычно небольших, бывает общая у сестер с паломниками, но чаще приезжие пользуются специальной паломнической трапезной. За стол садятся по старшинству. После общей молитвы не сразу приступают к пище, но ждут благословения сидящего во главе стола, между блюдами – звона колокольчика или слов: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». Во время трапезы не положено вести никаких разговоров, но внимательно слушать чтение житий святых.
Не принято в монастыре и «кусочничать», есть что-либо вне общей трапезы, выражать недовольство пищей, послушаниями, местом для сна.
Монастырь – не место для прогулок, купаний, загораний. Здесь не только нельзя обнажать тело, но и заниматься чем-то для самоуслаждения, а также покидать самовольно обитель для какой бы то ни было цели – будь то сбор цветов или грибов. За пределы обители можно выйти только по благословению.
Не принято в монастыре и ходить «в гости» – то есть в чужие кельи, за исключением послушания. При входе в келью, в мастерскую или другое монастырское помещение вслух произносится молитва: «Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». Войти разрешается только в том случае, если из-за двери услышите: «Аминь».
При встрече в монастыре обычно приветствуют друг друга поклонами и взаимными приветствиями «благословите», иногда говорят: «Спасайся, сестра (брат)». Отвечать принято: «Спаси, Господи».
Мирской человек, понимающий свою немощь и греховность и смиряющий себя в «лечебнице души», несомненно вынесет из пребывания в монастыре большую духовную пользу.

Крещение
Для крещения, во время которого умирает ветхий человек и рождается новый – для новой жизни во Христе – необходимо иметь крестных родителей – восприемников от купели, обязанных наставлять крестника правилам христианской жизни. Крестные отец и мать нужны не только младенцам, но и взрослым людям. Восприемников может быть двое, но по церковному уставу обязателен один восприемник: мужчина для мальчика и женщина для девочки.
Восприемниками не могут быть малолетние дети; невежественные в вере люди; иноверцы и раскольники; душевнобольные и умственно отсталые люди; падшие нравственно (например, развратники, наркоманы, лица, находящиеся в нетрезвом состоянии). Не принято, чтобы крестными родителями становились монашествующие. Не могут также быть восприемниками одного ребенка супруги. Родители крещаемого младенца также не могут быть крестными.
Что требуется от крестных? Не только принадлежность к православной вере по крещению, но хотя бы элементарное понятие о вере, осознание меры ответственности перед Богом за души крестников, знание хотя бы основных молитв («Отче наш», «Символ веры», «Богородице, Дево, радуйся», ангелу-хранителю), чтение Евангелия, ибо в Таинстве Крещения Господь вручает им младенца или взрослого человека (поскольку крещение – это второе рождение, то и он является духовным младенцем, ему тоже даются крестные, на которых возлагается ответственность за его духовное воспитание). Помогать его наставить в вопросах веры, помогать родителям носить или водить в храм младенца и причащать его – заботы крестных родителей.
На крестных возлагается огромная ответственность за всю тяжесть, за весь труд духовного воспитания своих крестников, ибо они вместе с родителями отвечают за него пред Богом. Крестные родители могут и материально поддерживать своего крестника – и не только тем, что дарят подарки в день именин, в день крещения ребенка.
Необходимо знать, что в исключительных случаях (например, при смертной опасности – для новорожденного ли младенца или взрослого человека, в отдаленных местностях, где нет церкви и невозможно пригласить священника или дьякона) допускается, чтобы крещение совершил мирянин, верующий мужчина или верующая женщина. При этом необходимо точно выполнить некоторые правила: после прочтения «Трисвятого» по «Отче наш» правильно произнести формулу крещения, тайносовершительные слова: «Крещается раб Божий (раба Божия) (имя) во имя Отца (первое погружение или окропление), аминь, и Сына (второе погружение), аминь, и Святаго Духа (третье погружение), аминь.» Если крещенный таким образом человек останется жив, выздоровеет, то ему надо в дальнейшем предстать перед священником, чтобы тот восполнил чин Крещения (совершил Миропомазание и воцерковил крещаемого). Священник обязан также выяснить, правильно ли было совершено Таинство Крещения, и в случае ошибок совершить его заново…
Но даст Бог, вы принесете крестить чадо в младенчестве – чем раньше, тем лучше – обычно это делается на 9-й день от рождения, можно и на 40-й, когда в храм может придти мать крещаемого, чтобы получить очистительную молитву после родов. Следует отметить, что существующие в некоторых местах обычаи не допускать на крещение отца и мать – не имеют никакого церковного основания. Единственное требование – родители не должны участвовать в Таинстве Крещения (то есть они не держат младенца на руках, не воспринимают от купели – это делают крестные), но могут только присутствовать при нем. Крестные же держат младенца на руках в течение всего времени совершения Таинства – обычно, крестная мать до погружения в купель, крестный отец – после (в том случае, когда крестят мальчика). Если же крестят девочку, то вначале на руках ее держит крестный отец, а воспринимает от купели крестная мать.
Можно ли роптать, если принесли крестить, скажем, младенца, а исповедь еще не кончилась и приходится ждать священника?
Младенец капризничает, родители приходят в немирность… Следует вспомнить, что Крещение совершается один раз в жизни – и ради этого можно потерпеть и потрудиться. В древности вопрос стоял гораздо шире. Пришедшего человека не допускали просто так до Крещения – с ним проводились предварительные беседы: неделю, а то и месяц, людей основательно готовили к этому Таинству и они принимали Крещение вполне сознательно. Во время богослужения готовящиеся принять Таинство Крещения находились в храме до момента, когда дьякон возглашал: «Елицы оглашеннии, изыдите, оглашеннии, изыдите!» И после этого момента они покидали храм, а диакон смотрел, не остался ли кто из некрещеных в храме.
В первую очередь надо понять, что Крещение – это не традиция, не обычай – это Таинство. Поэтому отношение к Таинству Крещения должно быть весьма и весьма серьезным, глубоким и не сводиться к каким-то внешним действиям. В древности крещение заканчивалось всегда причащением Святых Тайн. У нас сейчас не всегда бывает такая возможность – поэтому в ближайшие дни взрослым надо придти, а младенца принести в храм Божий, чтобы они причастились Тела и Крови Христовой. И что такое для нас эти Святые Тайны – родители и крестные должны ребенку объяснять – соответственно его возрасту.
Что надо делать, чтобы Таинство Крещения доставило родным и близким не только духовную, но и житейскую радость? Хорошо, если крестный отец сможет купить крестик для младенца, взять на себя расходы по совершению Крещения, подготовить подарок по своему усмотрению. Крестная же мать обычно дарит «ризки» – ткань, в которую младенец-крестник заворачивается после купели, а также крестильную рубашечку, чепчик. Если решат подарить какие-либо подарки, то выбрать надо то, что было бы практически удобно и для младенца, и для его близких. Если же новокрещеный – человек уже взрослый, или ребенок, умеющий читать и писать, то лучше ему подарить духовную литературу, которая соответствовала бы в данный момент уровню его духовного развития.
Хотелось, чтобы день крещения люди проводили в духовном настрое. Можно, придя домой, устроить торжество и для всех членов семьи. Но не надо превращать это в попойку, ради которой люди забывают, для чего они собрались. Ведь крещение – это радость, это духовное возрастание человека для жизни вечной, в Боге!
Очень важны мотивы крещения, чтоб ребенка крестили для возрастания в Боге, а не на всякий случай, для того, «чтоб не болел». Поэтому человек, сочетавшийся Христу, должен жить по Его заповедям, в воскресенье ходить в храм, регулярно исповедоваться и причащаться. Примириться в покаянии с Богом, с ближними.
И конечно, день святого крещения должен остаться памятным на всю жизнь и отмечаться особо каждый год. В этот день хорошо сходить в храм Божий и обязательно приобщиться Тела и Крови Христовых – соединиться со Христом. Можно отметить это торжество и дома, в кругу семьи. В отношении подарков – можно подарить сувенир или духовную книгу – смотря по потребностям, которые возникли у крестника. Надо постараться обязательно доставить ему в этот день особую радость – это ведь день его крещения, в этот день он стал христианином…
Что приготовить для крещения? Белые одежды – символ очищения души от греха. Одежды, которые надевает человек в Таинстве святого Крещения, можно купить, но можно обойтись и тем, что есть у человека – только обязательно крестильная одежда должна быть светлой, чистой и новой. Для младенцев – рубашечка, обычно с вышитыми крестиками на груди, на плечах или на спине, для женщин – рубашка не выше колен, для мужчин это может быть специально сшитая белая рубаха до пола, но можно обойтись и обычной белой рубашкой. Для крещения также необходимы новая белая простыня или полотенце.
Как пользоваться в дальнейшем крестильной одеждой? В древности был такой обычай – 8 дней ходить в этой одежде. Сейчас, конечно, этот обычай соблюдать невозможно, но некоторые благочестивые миряне не снимают рубашку в день крещения – нося ее под обычной одеждой.
Конечно, надо стараться в бытовых целях крещальные одежды не употреблять – хранить их до часа смертного, когда их надевают на отошедшего или кладут ему на грудь, если это младенческая рубашечка… Можно их надевать в день крещения. Так же благоговейно надо относиться и к простыне, используемой во время крещения (ведь все освящается во время Таинства), и также хранить ее до часа смертного. Если мы крестим младенца дома, в тазике или ванночке, то больше не надо пользоваться ими для домашних нужд, лучше отдать их в храм. Обычай же надевать крестильную одежду во время болезни или класть на грудь связан с суеверием – ведь мы заказываем молебны о болящем человеке, подаем записку «О здравии» в храм на Литургию – ничего нет выше, ценнее, чем бескровная жертва Спасителю.

Сватовство и венчание
В Таинстве Брака жених и невеста, соединенные любовью и взаимным согласием, получают благодать Божию, освящающую их союз, благодать на воспитание будущих детей. Семья – это малая церковь, основа общества. Поэтому так важно подойти к ее созданию со всей ответственностью, молясь, чтобы Господь послал православного жениха или невесту-христианку.
Прежде, чем дать согласие на брак, жениху и невесте хорошо бы уточнить свои взгляды насчет образа жизни, отношения к установлениям Церкви, насчет воспитания детей, насчет воздержания от супружеской жизни в пост. Очень важно, чтобы у супругов были общие взгляды на развлечения, на контрацепцию, в конце концов – потому что могут и среди православных быть очень драматичные моменты, если малоцерковные муж или жена, воспитанные миром, в какой-то критической ситуации начнут, скажем, настаивать даже на аборте – то есть на убийстве детей. Бывает, человек на словах говорит: я верующий, православный, а на деле не принимает большинство требований Церкви.
Так что обговаривать заранее все эти моменты не только допустимо, но и необходимо, потому что иной раз взгляды на жизнь, религиозные убеждения являются причиной размолвок, раздоров в семьях и даже разводов. И с этим нельзя не считаться. Да, в Писании сказано, что неверующая жена освящается верующим мужем и наоборот. Но сейчас надо учитывать то, что мы женимся или выходим замуж, уже будучи крещеными. И если одна половина верит, то и другая должна с этим считаться, то есть задолго до того, как стать мужем и женой, как стать одною плотью, они должны решить этот вопрос, посоветоваться с батюшкой. Нередко бывает так, что до свадьбы произносятся одни слова, а потом эти слова забываются – и встречаешься со страшной, тяжелой реальностью – начинаются размолвки, ссоры, неприязнь. Наступает воскресный день: одна половина начинает собираться в храм Божий, а другая начинает препятствовать. Или наступает пост – все было относительно мирно, пока муж постился, а жена – нет, например, но появляются дети, и на этой почве возникают ссоры: ты, дескать, постишься, это дело твое личное, но ребенку поститься я не разрешаю! Могут быть препятствия и в целом христианскому воспитанию младенца, которое заключается не только в ограничении принятия пищи.
Не случайно в древности, прежде, чем найти жениха, родители невесты смотрели – из какой семьи человек, изучали все его генеалогическое древо – не было ли в роду пьяниц, психически больных людей, людей с всевозможными отклонениями. То есть это вопрос очень и очень важный – поскольку фундамент воспитания будущего ребенка закладывается задолго до его появления на свет…
Конечно, необходимо, чтобы молодые люди, объяснившись, поставили в известность своих родителей, чтобы получить благословение на семейную жизнь, обсудить различные вопросы: где они будут жить, на какие средства.
Допустимо ли обсуждать вопросы, чем будет жить семья? Правомерно ли настроение «Господь все равно прокормит» или муж обязан думать, как будет кормить семью?.. Да, Господь, конечно, сказал: «Без Меня не можете творить ничесоже». Конечно, мы должны все свое упование возлагать на Бога. Но это совершенно не значит, что мы не должны думать о завтрашнем дне, размышлять – живое всегда думает о живом. Но, прежде чем приступить к осуществлению своих планов, надо обратиться к Богу с молитвой, с просьбой, чтоб Господь, если Ему это будет угодно и полезно нам, помог этому осуществиться. Является ли бедность жениха или невесты, или их обоих, препятствием к браку? Тут нужен подход с молитвой и разумением. Разумеется, негоже из-за нехватки средств отказываться от семейного счастья. Но в этом вопросе должно быть единодушие супругов: если они согласны терпеть лишения, довольствоваться малым – Бог им в помощь. Но если через какое-то время супруг (жена, например), не выдержав испытаний бедностью, будет устраивать сцены другому, попрекать, что тот «загубил его жизнь» – такой брак вряд ли будет благодатным. Потому так важно выяснить общность взглядов жениха и невесты по многим вопросам.
Допустимы ли ранние браки? Как правило, они непрочны. Лучше было бы, если б родители, прежде, чем дать свое благословение, предложили юным испытать свои чувства. Ведь очень часто молодожены живут плотским влечением, принимая его за любовь. Прежде был очень хороший обычай – сватовства, обручения, объявления женихом и невестой. Некоторые и сейчас придерживаются этих мудрых традиций, чтобы испытать свою любовь на прочность, лучше узнать друг друга, ближе познакомиться с родителями жениха и невесты. Очень хорошо жениху и невесте отправиться вместе в паломническую поездку, побыть некоторое время в монастыре как паломникам или трудникам, спросить совета у духовно опытных людей. Как правило, в таких поездках более ярко проявляются характеры избранников, проявляются их недостатки. И будет возможность поразмыслить обоим, готовы ли они нести крест семейных трудов именно с этим человеком, готовы ли вообще понести сейчас такую тяжесть.
Как быть, если невеста обнаруживает в избраннике серьезные недостатки – например, узнает, что он пьяница или наркоман? Надо ли сразу порвать с женихом или попытаться его образумить? В таких трудных ситуациях надо целиком полагаться на совет духовника, к которому обратиться совершенно необходимо, моля Господа, чтобы Тот открыл ему Свою волю, способна ли одна половина понести тяжесть спасения любимого человека от тяжкой страсти.
А что касается благословения родительского на брак, то его брать просто необходимо. Более того, жених по традиции должен просить руки девушки у ее родителей. Ибо мы знаем из Священного Писания, что когда родители благословляли своих чад, то их благословение распространялось и на их потомство.
Бывают и ситуации, когда родители еще пребывают в язычестве и никак не соглашаются на брак своего сына или дочери с христианином, хотят более выгодную в материальном смысле партию для чада. Нужно понимать, что людей соединяют не какие-то материальные блага, а любовь друг к другу. Когда родители против союза православных людей, им надо попытаться объяснить свои чувства и намерения, обратиться к Богу с просьбой, с молитвой, чтобы Господь вразумил их, расположил их сердца, помог соединиться этим людям… Возьмите, например, государя Николая Александровича Романова и его будущую супругу Александру Феодоровну – ведь родители были против их брака. Тем не менее любовь двух молодых, чистых людей преодолела все трудности – и они стали супругами. И не помешали здесь разные вероисповедания, потому что Александра Феодоровна приняла Православную веру…
Что должно предшествовать – венчание регистрации брака или же наоборот? Чисто формально, отношения должны быть узаконены юридически – регистрация брака происходит вначале. Затем – Таинство Венчания, благословленное Богом. Перед венчанием необходимо молодым пройти таинство Исповеди, может быть, даже накануне венчания причаститься Тела и Крови Христовых. Почему лучше это сделать накануне? Потому что сейчас многие праздники связаны с застольем, с употреблением вина, с песнопениями. Ты соединился с Богом, в тебя вошел Христос – и чтобы такими мирскими действиями не впасть в грех, лучше причаститься накануне венчания. Хотя в древности причащались в день Венчания – служилась Литургия, во время которой жених и невеста причащались, затем следовало Венчание. Но тогда было другое отношение к таинству, которое не заканчивалось увеселениями. И трапеза было органичным продолжением Литургии.
Надо ли «играть» свадьбу. К сожалению, очень много свадебных обычаев идет от языческих времен. Например, оплакивание невесты. В свое время это было частью народной жизни, в некоторых местах обычай сохранился и с этим приходится считаться. Но иногда это приобретает уродливые формы: девичники, например, превращаются в нетрезвые посиделки, где подруги «пропивают» невесту, а «мальчишники» – в «пропивание» жениха, прощание с холостой жизнью. Как к этому относиться? Конечно, у всякого народа существуют свои обычаи – выкупать невесту, невесту похищать – но в основном это дань язычеству. Иногда это сопровождается всевозможными языческими действами.
Что допустимо на православной свадьбе? Поскольку это большой праздник, радость, то допускается и употребление вина в меру, не упиваясь, конечно. Не в вине грех, а в том, как мы относимся к нему: вино веселит человека – сказано в Писании в одном месте, а в другом, что «в вине есть блуд» – это в том случае, если переходим грань дозволенного… Могут быть и танцы – но не бесчинные пляски, а добрые, лиричные танцы, в пределах разумного. Так же и пение. Ведь Господу не чужды были и наши радости – и сейчас они не чужды нам. Если бы это было запрещено Богом, Господь никогда бы не пришел в Кану Галилейскую на брак и никогда бы не претворил воду в вино. Когда у одного старца спросили, можно ли танцевать, тот ответил: можно, но так, чтоб потом не стыдно было перед иконами молиться.
Это надо знать: когда не совершаются венчания. Венчания не должны совершаться накануне среды, пятницы (то есть во вторник и четверг), накануне воскресения (в субботу), накануне двунадесятых праздников, на протяжении всех четырех постов (Великого, Петровского, Успенского и Рождественского), в течение святок – с Рождества Христова по Крещение – с 7 до 20 января, на Светлой Пасхальной седмице, в день и накануне дня Усекновения главы Иоанна Предтечи (11 сентября) и Воздвижения Креста Господня (27 сентября). Также не должны совершаться венчания на масленице – ибо уже идет настрой на Великий пост.
Кое-где существует обычай, что родители невесты, мать в частности, не присутствуют на венчании – якобы они должны оставаться дома и ждать молодых. Но подготовкой к приему гостей в этот момент могут заняться и родственники или может позаботиться кто-то другой. Мать же должна быть при венчании – кто может быть ближе в этот момент к своему ребенку, чем мать, кто засвидетельствует так свою любовь? Родители должны быть в храме вместе с детьми в самый важный момент их жизни. Ведь существует такая православная традиция, что после Таинства Венчания родители, подъехав чуть пораньше, встречают молодых при входе в дом с хлебом-солью, с иконами, и благословляют их этими иконами: жениха – иконой Спасителя, невесту – иконой Божией Матери, когда они уже стали супругами, когда Бог благословил их супружество, их семью. В храме благословляют иконами и в доме. Можно, чтобы при этом были и родители со стороны жениха, и со стороны невесты. Эти иконы молодая пара должна хранить всю свою жизнь – они должны находиться в переднем углу дома. Хорошо, если этими иконами они в дальнейшем благословят на семейную жизнь своих будущих детей – то есть икона станет семейной, родовой. Счастливы семьи, где на брак благословляют «бабушкиными иконами».

Иеромонах Аристарх (Лоханов)
Что надо знать о православном церковном этикете

Содержание:

•  Общие сведения о церковном этикете
•  На приходе
•  Обращение к диакону
•  Обращение к священнику
•  Взаимоприветствия мирян
•  Поведение при разговоре
•  Общение на письме
•  За столом в приходской трапезной
•  Как приглашают священника для исполнения треб
•  О поведении прихожан, несущих церковное послушание
•  В монастыре
•  Духовно-административное устройство монастыря
•  Обращение к монахам
•  О монастырских правилах
•  Как вести себя на приёме у епископа
•  Вне церковных стен
•  Церковный человек в семье
•  О подарках в дни важных духовных событий
•  Свадебные традиции
•  В дни скорби
Общие сведения о церковном этикете
Годы воинствующего безбожия в нашей стране, приведшие в итоге к историческому и религиозному беспамятству, прервали немало традиций, которые скрепляли поколения, придавали жизни освящение через верность вековым обычаям, преданиям, установлениям. Утеряно (и теперь только по частям и с трудом восстанавливается) то, что наши прадеды впитывали с детства и что становилось потом естественным, — правила поведения, обхождения, учтивости, дозволенности, которые сложились на протяжении долгого времени на основании норм христианской нравственности. Условно эти правила можно назвать церковным этикетом. Вообще этикет — это свод правил поведения, обхождения, принятых в определенных социальных кругах (различают придворный, дипломатический, воинский этикет, а также еще и общегражданский), а в переносном смысле — и сама форма поведения. Специфика церковного этикета связана прежде всего с тем, что составляет основное содержание религиозной жизни верующего человека, — с почитанием Бога, с благочестием.

Для различения двух терминов — благочестие и церковный этикет — вкратце коснемся некоторых основных понятий нравственного богословия (по курсу «Православное нравственное богословие» архимандрита Платона. — Троице-Сергиева Лавра, 1994).

Жизнь человека проходит одновременно в трех сферах бытия:

— природной;

— общественной;

— религиозной.

Обладая даром свободы, человек ориентирован:

— на собственное бытие;

— на этическое отношение к окружающему миру;

— на религиозное отношение к Богу.

Основной принцип отношения человека к собственному бытию есть честь (указывающая, что есть человек), при этом нормой является целомудрие (индивидуальная неприкосновенность и внутренняя целостность) и благородство (высокая степень нравственной и интеллектуальной сформированности).

Основной принцип отношения человека к ближнему — честность, при этом нормой являются правдивость и искренность.

Честь и честность суть предпосылки и условия религиозного благочестия. Они дают нам право со дерзновением обращаться к. Богу, сознавая свое собственное достоинство и видя в то же время в другом человеке со-путника к Богу и со-наследника Божией благодати.

Упражнению в благочестии (см.: 1 Тим. 4, 7), преуспеванию в нем (см.: 1 Тим. 6, 11) должна быть подчинена вся жизнь верующего человека, который призван оставаться при этом духовно-трезвенным и не обольщать свое сердце, рискуя впасть в пустое благочестие (см.: Иак. 1, 26).

Благочестие — это как бы вертикаль, устремленная от земли к небу (человек <-> Бог), церковный этикет — это горизонталь (человек <-> человек). При этом нельзя подняться к небу, не любя человека, и нельзя любить человека, не любя Бога: «Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает» (1 Ин. 4, 12), и «не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин. 4, 20).

Таким образом, духовными основаниями определяются все правила церковного этикета, которые должны регулировать отношения между верующими, устремленными к Богу.

Существует мнение, что «манерничать ни к чему», так как Бог смотрит на сердце. Последнее, конечно, верно, но ведь и сама добродетель оскорбляет, если она соединяется с отталкивающими манерами. Безусловно, что за блестящим обхождением могут скрываться ужасающие намерения, что связано со знаковым характером нашего поведения, когда, скажем, жест может открывать истинное наше состояние или желание, но может и скрывать. Так, Понтий Пилат в одном современном романе, умывая руки на суде над Христом, дает этакое толкование своему жесту: «Пусть хоть жест будет элегантен и символ безупречен, коль поступок бесчестен». Подобные способности людей с помощью многозначности жеста, хороших манер скрывать худое сердце не могут служить оправданием при отсутствии церковного «хорошего тона». «Плохой тон» в храме может стать претыканием малоцерковного человека на его пути к Богу. Вспомним стенания и жалобы новообращенных, которые приходят в храмы и встречают там порой просто варварское отношение к себе со стороны тех, кто считает себя воцерковленным. Сколько грубости, примитивного менторства, неприязни и непрощения можно встретить в иных общинах! Скольких людей — в особенности из числа молодежи и интеллигенции — утеряли приходы из-за этого! И когда-то они, эти ушедшие люди, придут вновь в храм? И какой ответ дадут те, кто послужил таким соблазном на пути к храму?!

Богобоязненный и церковно-воспитанный. человек, если и видит что-либо неблагопристойное в поведении иного, лишь с любовью и уважением исправляет брата или сестру. Показателен в этом отношении случай из жития преподобного Арсения Великого: «Старец сей удержал одну привычку из своей мирской жизни, именно — иногда он, садясь, полагал ногу за ногу, что могло показаться не совсем благопристойным. Некоторые братия видели это, однако никто из них не осмелился сделать ему замечание, потому что все весьма уважали его. Но только один старец, авва Пимен, сказал братии: «Пойдите к авве Арсению, и я сяду при нем так, как иногда садится он; тогда вы сделайте мне замечание, что я не хорошо сижу. Я стану просить у вас прощения; вместе с тем мы исправим и старца».

Они пошли и сделали так. Преподобный же Арсений, поняв, что так неприлично сидеть иноку, оставил свою привычку» (Жития святых. Месяц май. День восьмой).

Вежливость, как составляющая этикета, у человека духовного может стать средством привлекающим благодать Божию. Обычно под вежливостью понимают не только искусство проявлять внешними знаками то внутреннее уважение, которое мы имеем к человеку, но и искусство быть приветливым с людьми, к которым мы не имеем расположения. Что это — ханжество, лицемерие? Для человека духовного, знающего сокровенную диалектику внешнего и внутреннего, вежливость может стать средством на пути стяжания и развития смирения.

Известно выражение одного подвижника: делай внешнее, а за внешнее Господь даст и внутреннее, ибо внешнее принадлежит человеку, а внутреннее — Богу. При появлении внешних признаков добродетели сама добродетель постепенно возрастает в нас. Вот как мудро писал об этом епископ Вениамин (Милов):

«Кто предупреждает приветствия других своим приветствием, выражает ко всем услужливость, почтительность, всех предпочитает всюду себе, молчаливо терпит разные огорчения и всемерно напрягается мысленно и практически и в самоуничижении ради Христа, тот первое время переживает немало тяжелых и трудных для личной гордости минут.

Но за безропотное и терпеливое исполнение заповеди Божией о смирении на него свыше изливается благодать Святого Духа, смягчает его сердце для искренней любви к Богу и к людям, и горькие переживания его сменяются сладостными.

Так действиями любви без соответствующих чувств любви в конце концов вознаграждается излиянием в сердце небесной любви. Смирившийся начинает чувствовать в окружающих лицах родных во Христе и располагается к ним благожелательностью».

Об этом же писал епископ Феофан Затворник: «Действующий по-церковному, как следует, непрерывно проходит науку благоговеинства пред Богом, с посвящением Ему всего».

В общении с людьми — и церковными, и нецерковными — святые отцы советуют помнить о том, что надо бороться не против грешника, но против греха и всегда давать человеку возможность исправиться, помня при этом, что он, покаявшись в тайниках своего сердца, может быть, уже помилован Богом.

Мы видим, таким образом, что, в отличие от светского этикета, правила поведения в церковной среде, будучи теснейшим образом связаны с благочестием, ведут к очищению и преображению сердца Божией благодатью, которая даруется труждающемуся и подвизающемуся. Поэтому церковный этикет должен пониматься не только как свод правил поведения, принятых в целях сохранения церковного организма, но и как путь восхождения ко Христу.

Для облегчения пользования этим небольшим пособием мы разделили его на следующие части: правила поведения на приходе; правила поведения в монастырях; как вести себя на приеме у епископа; поведение православного вне церкви.
На приходе

При обращении к духовенству для избежания ошибок необходимо иметь некий минимум знаний о священстве.

В Православии существует три степени священства: диакон, священник, епископ. Еще до рукоположения в диакона ставленник должен решить: будет ли он проходить священническое служение, являясь женатым (белое духовенство) или же приняв монашество (черное духовенство). С прошлого века в Русской Церкви существует также институт целибата, то есть сан принимается с обетом безбрачия («Целибат» — по-латыни «холост»). Диаконы и священники — целибаты также относятся к белому духовенству. В настоящее время монахи-священники служат не только в монастырях, они нередки и на приходах, как в городе, так и в деревне. Епископ должен быть обязательно из черного духовенства. Священническая иерархия может быть представлена так:

Белое духовенство                                                                                Чёрное духовенство

1. Диакон

Диакон                                                                                                            Иеродиакон
Протодиакон                                                                                                       Архидиакон
(старший диакон, как правило, в соборе)                                    (старший диакон в монастыре)

2. Священник

Иерей, или священник, или пресвитер                                                             Иеромонах
Протоиерей                                                                                                          Игумен
(старший священник) [1]                                                                                 Архимандрит

3. Епископ (архиерей)

Епископ
Архиепископ
Митрополит
Патриарх

Если монах принимает схиму (высшая монашеская степень — великий ангельский образ), то к названию его сана прибавляется приставка «схи» — схимонах, схииеродиакон, схииеромонах (или иеросхимонах), схиигумен, схиархимандрит, схиепископ (архиерей-схимник должен при этом оставить управление епархией).

В обращении с духовенством следует стремиться к нейтральной стилистике речи. Так, не является нейтральным обращение «отец» (без употребления имени). Оно или фамильярно, или функционально (характерно для обращения священнослужителей между собой: «Отцы и братья. Прошу внимания»).

Вопрос о том, в какой форме (на «ты» или на «вы») следует обращаться в церковной среде, решается однозначно — на «вы» (хотя мы и говорим в молитве Самому Богу: «оставь нам», «помилуй меня»). Впрочем, ясно, что при близких отношениях общение переходит на «ты». И все же при посторонних проявление в церкви близких отношений воспринимается как нарушение нормы. Так, жена диакона или священника, разумеется, разговаривает дома с мужем на «ты», но подобное ее обращение на приходе режет слух, подрывает авторитет священнослужителя.

Следует помнить, что в церковной среде принято обращаться с употреблением имени собственного в том виде, в каком оно звучит по-церковнославянски. Поэтому говорят: «отец Иоанн» (не «отец Иван»), «диакон Сергий» (а не «диакон Сергей»), «Патриарх Алексий» (а не «Алексей» и не «Алексий»).
Обращение к диакону

Диакон является помощником священника. Он не имеет той благодатной силы, которой обладает священник и которая дается в таинстве рукоположения во священника. В силу этого диакон не может самостоятельно, без священника, служить литургию, крестить, исповедовать, соборовать, венчать (то есть совершать таинства), отпевать, освящать дом (то есть совершать требы). Соответственно к нему и не обращаются с просьбой о совершении таинства и требы и не просят благословения. Но, безусловно, диакон может помочь советом, молитвой.

К диакону обращаются со словами: «отец диакон». Например: «Отец диакон, вы не подскажете, где найти отца настоятеля?». Если хотят узнать имя священнослужителя, спрашивают обычно следующим образом: «Простите, какое ваше святое имя?» (так можно обращаться к любому православному). Если употребляется имя собственное, то ему должно предшествовать «отец». Например: «Отец Андрей, позвольте задать вам вопрос». Если говорят о диаконе в третьем лице, то следует говорить: «Отец диакон сказал мне…», или «Отец Владимир сообщил…», или «Диакон Павел только что ушел».
Обращение к священнику

В церковной практике не принято приветствовать священника словами: «Здравствуйте».

Сам же священник, представляясь, должен сказать: «Иерей (или священник) Василий Иванов», «Протоиерей Геннадий Петров», «Игумен Леонид»; но будет нарушением церковного этикета сказать: «Я — отец Михаил Сидоров».

В третьем лице, ссылаясь на священника, обычно говорят: «Отец настоятель благословил», «Отец Михаил считает…». Но режет слух: «Иерей Федор посоветовал». Хотя на много-клирном приходе, где могут оказаться священники с одинаковыми именами, для различения их говорят: «Протоиерей Николай в командировке, а иерей Николай причащает». Или же в этом случае к имени добавляется фамилия: «Отец Николай Маслов сейчас на приеме у Владыки».

Сочетание «отец» и фамилия священника («отец Кравченко») употребляется, но редко и несет оттенок официальности и отстраненности.

Знание всего этого необходимо, но порой оказывается недостаточным по причине многоситуативности приходской жизни. Рассмотрим некоторые ситуации. Как поступить мирянину, если он оказался в обществе, где несколько священников? Вариаций и тонкостей здесь может быть много, но общее правило таково: берут благословение в первую очередь у священников старших по званию, то есть вначале у протоиереев, затем у иереев [2]. Если вы уже взяли благословение у двух-трех священников, а рядом находятся еще три-четыре батюшки, возьмите благословение и у них. Но если видите, что это почему-то затруднительно, скажите: «Благословите, честные отцы» и поклонитесь. Заметим, что в Православии не принято обращаться со словами: «святой отец», говорят: «честный отче» (например: «Помолитесь за меня, честный отче»).

Другая ситуация: группа верующих во дворе храма подходит под благословение священника. В этом случае следует поступить так: вначале подходят мужчины (если среди собравшихся есть церковнослужители, то они подходят в первую очередь) — по старшинству, затем — женщины (тоже по старшинству). Если подходит под благословение семья, то вначале подходят муж, жена, а затем дети (по старшинству). Если хотят представить кого-то священнику, говорят: «Отец Петр, это моя супруга. Прошу вас, благословите ее».

Как поступить, если вы встретились со священником на улице, в транспорте, в общественном месте (в приемной мэра, магазине и т.п.)? Даже если он в гражданской одежде, вы можете подойти к нему и взять у него благословение, видя, конечно, что это не помешает его делу. В случае невозможности взять благословение ограничиваются легким поклоном.

При прощании, как и при встрече, мирянин вновь испрашивает благословения у священника: «Простите, батюшка, и благословите».
Взаимоприветствия мирян

Поскольку мы едины во Христе, верующие называют друг друга «брат» или «сестра». Эти обращения довольно часто (хотя, может быть, и не в такой степени, как в западной ветви христианства) употребляются в церковной жизни. Именно так обращаются ко всему собранию верующие: «Братья и сестры». Эти прекрасные слова выражают то глубинное единение верующих, о котором сказано в молитве: «Нас же всех от единаго Хлеба и Чаши причащающихся соедини друг ко другу во Единаго Духа Святаго Причастие». В широком смысле слова и епископ, и священник для мирянина — тоже братья.

В церковной среде не принято даже пожилых людей называть по отчеству, зовут только по имени (то есть так, как мы подходим к Причастию, ко Христу).

При встрече мирян мужчины обычно одновременно с рукопожатием целуют друг друга в щеку, женщины обходятся при этом без рукопожатия. Аскетические правила накладывают ограничения на приветствия мужчины и женщины через целование: достаточно поприветствовать друг друга словом и наклоном головы (даже на Пасху рекомендуются разумность и трезвенность, чтобы не привнести в пасхальное целование страстности).

Отношения между верующими должны быть исполнены простоты и искренности, смиренной готовности при неправоте тотчас же просить прощения. Для церковной среды характерны небольшие диалоги: «Прости, брат (сестра)». — «Бог простит, ты меня прости». Расставаясь, верующие не говорят друг другу (как это принято в миру): «Всего доброго!», но: «Храни, Господи», «Прошу молитв», «С Богом», «Помощи Божией», «Ангела хранителя» и т.п.

Если в миру часто возникает смущение: как отказать в чем-либо, не обидев собеседника, — то в Церкви этот вопрос решается самым простым и лучшим образом: «Простите, я не могу на это согласиться, потому что это грех» или «Простите, но на это нет благословения моего духовника». И таким образом быстро снимается напряжение; в миру для этого пришлось бы приложить немало усилий.
Поведение при разговоре

Отношение мирянина к священнику как носителю благодати, полученной им в таинстве Священства, как лицу, поставленному священноначалием пасти стадо словесных овец, должно быть исполнено почтительности и уважения. При общении со священнослужителем необходимо следить за тем, чтобы речь, жесты, мимика, поза, взгляд были благопристойными. Это значит, что в речи не должны встречаться экспрессивные и тем более грубые слова, жаргон, которыми полна речь в миру. Жесты и мимика должны свестись к минимуму (известно, что скупая жестикуляция есть признак воспитанного человека). В разговоре нельзя прикасаться к священнику, фамильярничать. При общении соблюдают определенное расстояние. Нарушение дистанции (чрезмерно близкое нахождение к собеседнику) есть нарушение норм даже и мирского этикета. Поза не должна быть развязной, тем более вызывающей. Не принято сидеть, если священник стоит; садятся после предложения сесть. Взгляд, который обычно менее всего подвластен сознательному контролю, не должен быть пристальным, изучающим, ироничным. Очень часто именно взгляд — кроткий, смиренный, потупленный — сразу же говорит о человеке воспитанном, в нашем случае — церковном.

Вообще следует всегда стараться выслушать другого, не утомляя собеседника своими многоречием и словоохотливостью. В разговоре же со священником верующий человек должен помнить, что через священника как служителя Тайн Божиих может часто говорить Сам Господь. Поэтому-то так внимательны бывают прихожане к словам духовного наставника.

Надо ли говорить, что и миряне в общении между собой руководствуются теми же; нормами поведения.
Общение на письме

Письменное общение (переписка), будучи хотя и не столь распространенным, как устное, также существует в церковной среде и имеет свои правила. Когда-то это было почти искусство, и эпистолярному наследию церковных писателей или даже простых верующих теперь остается только удивляться, восхищаться им, как чем-то недостижимым.

Церковный календарь — это сплошной праздник. Не удивительно, что самые распространенные послания у верующих — это поздравления с праздниками: Пасхой, Рождеством Христовым, престольным праздником, именинами, днем рождения и т.д.

К сожалению, редко поздравления отправляются и приходят вовремя. Это почти всеобщее упущение, ставшее дурной привычкой. И хотя понятно, например, что Пасхе, Рождеству Христову предшествует многодневный, даже изнурительный пост, что последние дни перед праздниками наполнены хлопотами и многозаботливостью, — все это не может служить оправданием. Надо положить себе за правило: поздравлять и отвечать на письма вовремя.

Строго регламентированных правил в написании поздравлений нет. Главное — поздравления должны быть искренними и дышать любовью. Все же некоторые принятые или установившиеся формы можно отметить.

Поздравление к Пасхе начинается словами: «Христос Воскресе!» (обычно красными чернилами) и заканчивается: «Воистину Христос Воскресе!» (тоже красным цветом).

Письмо-поздравление может выглядеть так:

Христос Воскресе!

Возлюбленная о Господе Н.! Со светлым и великим праздником — Святой Пасхой — поздравляю тебя и всех твоих искренних. Какая радость на душе: «Христос бо восста- веселие вечное».

Пусть же это праздничное ликование сердца не покидает тебя на всех путях твоих. С любовью о Христе воскресшем — твоя М. Воистину Христос Воскресе!

Поздравление к Рождеству Христову может начинаться (здесь нет освященной веками формулы, как у Пасхи) словами: «Христос раждается — славите!» («раждается» — по-славянски). Так начинается ирмос первой песни рождественского канона.

Вы можете поздравить ваших близких, например, следующим образом:

Христос раждается — славите! Дорогая сестра во Христе P.! Мои тебе поздравления с ныне рождающимся Христом и молитвенные пожелания возрастать всю жизнь во Христе в меру возраста Его. Как очистить сердце, чтобы приблизиться к великой благочестия тайне: «Бог явился во плоти!»?

Желаю тебе помощи Богомладенца Христа в богоугодных делах твоих. Твой богомолец К.

При написании поздравления ко дню тезоименитства (то есть памяти соименного с нами святого) [3] обычно желают помощи небесного заступника.

В престольный праздник поздравляют весь приход: настоятеля, прихожан. Если вы хотите обратиться простым слогом, можно начать так: «Дорогого отца настоятеля (или дорогого батюшку) и всех прихожан поздравляю (ем)…».

Если же вы хотите обратиться более торжественным и официальным слогом, то и титулование должно быть иным. Здесь нужно будет вспомнить вышеприведенную таблицу. К диакону, иерею, иеромонаху обращаются: «Ваше Преподобие», к протоиерею, игумену, архимандриту: «Ваше Высокопреподобие». Крайне редко употребляется бытовавшее ранее обращение к протоиерею: «Ваше Высокоблагословение» и обращение к иерею: «Ваше Благословение» [4]. В соответствии с обращением и все поздравление должно быть выдержано в подобном стиле.

Этим же можно руководствоваться при произнесении поздравительной речи, тоста на праздниках, днях тезоименитства, которые на крепких приходах, где живут единой духовной семьей, устраиваются довольно часто.
За столом в приходской трапезной

Если вы пришли в тот момент, когда большинство собравшихся уже за столом, то вы садитесь на свободное место, не заставляя всех сдвигаться, или туда, куда благословит настоятель. Если трапеза уже началась, то, попросив прощения, желают всем: «Ангела за трапезой» и садятся на свободное место.

Обычно на приходах нет такого четкого разделения столов, как в монастырях: первый стол, второй стол и т.д. Тем не менее во главе стола (то есть в торце, если один ряд столов) или за столом, поставленным перпендикулярно, сидит настоятель либо старший из священников. По правую сторону от него — следующий по старшинству священник, по левую — священник по чину. Рядом со священством сидит председатель приходского совета, члены совета, церковнослужители (псаломщик, чтец, алтарник), певчие. Почетных гостей настоятель обычно благословляет трапезничать ближе к голове стола. В целом руководствуются словами Спасителя о смирении за обедом (см.: Лк. 14, 7-11).

Порядок трапезования на приходе зачастую копирует монастырский: если это будничный стол, то учиненный чтец, стоя за аналоем, после благословения священника для назидания собравшихся громко читает житие или наставление, которое со вниманием выслушивается. Если это праздничная трапеза, где поздравляют именинников, то звучат духовные пожелания, тосты; желающим их произносить хорошо бы продумать заранее, что сказать. За столом соблюдают меру во всем: в ястии и питии, в разговорах, шутках, продолжительности застолья. Если имениннику преподносятся подарки, то это чаще всего иконы, книги, предметы церковной утвари, сладости, цветы. Виновник торжества в завершении застолья благодарит всех собравшихся, которые поют ему затем «многая лета». Хваля и благодаря [5] устроителей обеда, всех тех, кто потрудился на кухне, также соблюдают меру, ибо «Царствие Божие не ястие и питие, но радость о Дусе Святе».
Как приглашают священника для исполнения треб

Иногда требуется пригласить священника для исполнения так называемых треб.

Если священник вам знаком, можно пригласить его по телефону. При телефонном разговоре, как и при встрече, непосредственном общении, не говорят священнику: «Здравствуйте», но строят начало разговора так: «Алло, это отец Николай? Благословите, батюшка» — и далее кратко, лаконично сообщают цель звонка. Заканчивают разговор благодарением и вновь: «Благословите». Или у священника, или у стоящего за свечным ящиком в храме нужно выяснить, что надо приготовить к приходу батюшки. Например, если священник приглашен причастить (напутствовать) болящего, необходимо подготовить больного, прибрать комнату, увести собаку из квартиры, иметь свечи, чистый плат, воду. Для соборования же необходимы свечи, стручцы с ватой, масло, вино. При отпевании необходимы свечи, разрешительная молитва, погребальный крест, покрывало, иконка. К освящению дома готовят свечи, растительное масло, святую воду. На приглашенного для требы священника обычно тягостное впечатление производит то, что родственники не знают, как вести себя со священником. Еще хуже, если не выключен телевизор, играет музыка, лает собака, ходит полуобнаженная молодежь.

По окончании молитв, если это позволяет обстановка, священнику можно предложить чашку чая — это прекрасная возможность для членов семьи поговорить о духовном, решить какие-то вопросы.
О поведении прихожан, несущих церковное послушание

Поведение прихожан, несущих церковное послушание (торговля свечами, иконами, уборка храма, охрана территории, пение на клиросе, прислуживание в алтаре) — особая тема. Известно, какое значение придается в Церкви послушанию. Делать все во Имя Божие, преодолевая своего ветхого человека, — задача очень трудная. Она осложняется еще тем, что быстро появляется «привыкание к святыне», чувство хозяина (хозяйки) в церкви, когда приход начинает казаться своей вотчиной, а отсюда — пренебрежение ко всем «внешним», «приходящим». Между тем святые отцы нигде не говорят, что послушание выше любви. И если Бог есть Любовь, как можно уподобиться Ему, самому не являя любви?

Братья и сестры, несущие послушание в храмах, должны быть образцом кротости, смирения, незлобивости, терпения. И самой элементарной культуры: например, уметь отвечать на телефонные звонки. Кому приходилось звонить в храмы, знает, о каком уровне культуры говорится, — порой звонить больше не хочется.

С другой стороны, людям, идущим в храм, надо знать, что Церковь — это особый мир со своими правилами. Поэтому нельзя идти в храм вызывающе одетым: женщины не должны быть в брюках, коротких юбках, без головного убора, с помадой на губах; мужчины не должны приходить в шортах, теннисках, в рубашках с короткими рукавами, от них не должно пахнуть табаком. Это вопросы не только благочестия, но и этикета, потому что нарушением норм поведения можно вызвать справедливую отрицательную реакцию (пусть даже только в душе) у окружающих.

Всем же, кто имел по каким-то причинам неприятные минуты общения на приходе, — совет: вы пришли к Богу, Ему и принесите ваше сердце, а искушение преодолейте молитвой и любовью.
В монастыре
Известна любовь православного народа к монастырям. Их сейчас в Русской Православной Церкви около 500. И в каждом из них кроме насельников есть трудники, паломники, приезжающие для того, чтобы укрепиться в вере, благочестии, поработать во славу Божию над восстановлением или благоустройством обители.

В монастыре более строгая дисциплина, чем на приходе. И хотя промахи новопришедших обычно прощаются, покрываются любовью, желательно ехать в монастырь, уже зная начатки монастырских правил.
Духовно-административное устройство монастыря

Возглавляет монастырь священноархимандрит — правящий архиерей или (если монастырь ставропигиальный) сам Патриарх.

Однако непосредственно управляет монастырем наместник (это может быть архимандрит, игумен, иеромонах). В древности он назывался строителем, или игуменом. Женский монастырь управляется игуменией.

Ввиду необходимости четкой отлаженности монастырской жизни (а монашество — это духовный путь, настолько выверенный и отшлифованный вековой практикой, что его можно назвать академическим) в монастыре каждый несет определенное послушание. Первый помощник и заместитель наместника — благочинный. В его ведении все богослужение, выполнение уставных требований. Именно к нему обычно направляют по вопросу размещения приезжающих в монастырь паломников.

Важное место в монастыре принадлежит духовнику, который духовно окормляет братию. Причем это не обязательно должен быть старец (как в смысле возраста, так и в смысле духовных дарований).

Из опытных братий выбираются: казначей (отвечает за хранение и распределение с благословения наместника пожертвований), ризничий (отвечает за благолепие храма, облачений, утвари, хранение богослужебных книг), эконом (отвечает за хозяйственную жизнь монастыря, ведает послушаниями приехавших в монастырь трудников), келарь (отвечает за хранение и заготовку продуктов), гостиничный (отвечает за размещение и проживание гостей монастыря) и другие. В женских монастырях эти послушания несут насельницы монастыря, за исключением духовника, который назначается архиереем из числа опытных и обычно пожилых монахов.
Обращение к монахам

Для того чтобы верно обратиться к насельнику (насельнице) монастыря, необходимо знать, что в обителях есть послушники (послушницы), рясофорные монахи (монахини), мантийные монахи (монахини), схимонахи (схимонахини). В мужском монастыре часть монахов имеет священный сан (служат диаконами, священниками).

Обращение в монастырях выглядит следующим образом.

В мужском монастыре. К наместнику можно обратиться с указанием его должности («Отец наместник, благословите») или с употреблением имени («Отец Никон, благословите»), возможно и просто «батюшка» (употребляется редко). В официальной обстановке: «Ваше Высокопреподобие» (если наместник — архимандрит или игумен) или «Ваше Преподобие» (если иеромонах). В третьем лице говорят: «отец наместник», «отец Гавриил».

К благочинному обращаются: с указанием должности («отец благочинный»), с добавлением имени («отец Павел»), «батюшка». В третьем лице: «отец благочинный» («обратитесь к отцу благочинному») или «отец… (имя)».

К духовнику обращаются: с употреблением имени («отец Иоанн») или просто «батюшка». В третьем лице: «что посоветует духовник», «что скажет отец Иоанн».

Если эконом, ризничий, казначей, келарь имеют, священнический сан, к ним можно обратиться «батюшка» и спросить благословения. Если они не рукоположены, но имеют постриг, говорят: «отец эконом», «отец казначей». Иеромонаху, игумену, архимандриту можно сказать: «отец… (имя)», «батюшка».

К монаху, имеющему постриг, обращаются: «отец», к послушнику — «брат» (если послушник в преклонном возрасте — «отец»). В обращении к схимникам, если употребляется сан, добавляется приставка «схи» — например: «Прошу ваших молитв, отец схиархимандрит».

В женском монастыре. Игумения, в отличие от монахинь, носит золотой наперсный крест и имеет право благословлять. У нее поэтому просят благословения, обращаясь таким образом: «мать игумения»; или с употреблением имени: «мать Варвара», «матушка Николая» или просто «матушка». (В женском монастыре слово «матушка» относится только к игумений. Поэтому если говорят: «Так считает матушка», подразумевают игумению.)

В обращении к монахиням говорят: «мать Евлампия», «мать Серафима», но в конкретной ситуации можно просто «матушка». К послушницам обращаются: «сестра» (в случае преклонного возраста послушницы возможно обращение «матушка») [6].
О монастырских правилах

Монастырь — это особый мир. И нужно время, чтобы усвоить правила монашеского общежития. Поскольку эта книга предназначена для мирян, укажем лишь на самое необходимое, что нужно соблюдать в монастыре при паломничестве.

Придя в монастырь паломником или трудником, помните, что в монастыре на всё испрашивают благословение и неукоснительно его выполняют.

Из монастыря без благословения выходить нельзя.

Оставляют вне монастыря все свои греховные привычки и пристрастия (вино, табак, сквернословие и т.п.).

Разговоры ведут только о духовном, не вспоминают про мирскую жизнь, не поучают друг друга, но знают только два слова — «прости» и «благослови».

Без ропота довольствуются пищей, одеждой, условиями сна, употребляют пищу только на общей трапезе.

Не ходят в чужие келий, кроме случаев, когда бывают посланы настоятелем. При входе в келию творят вслух молитву: «Молитвами святых отец наших Господи Иисусе Христе Сыне Божий помилуй нас» (в женском монастыре: «Молитвами святых матерей наших…»). Не входят в келию, покуда не услышат из-за двери: «Аминь».

Избегают вольного обращения, смеха, шуток.

При работе на послушаниях стараются щадить немощного, который работает рядом, любовью покрывая погрешности в его работе. При взаимной встрече приветствуют друг друга поклонами и словами: «Спасайся, брат (сестра)»; а другой отвечает на это: «Спаси, Господи». В отличие от мира, за руку друг друга не берут.

Садясь за стол в трапезной, соблюдают порядок старшинства. На молитву, которую творит подающий пищу, отвечают «Аминь», за столом молчат и внимают чтению.

К богослужению не опаздывают, разве только при занятости на послушании. Оскорбления, встречающиеся на общих послушаниях, переносят смиренно, приобретая тем опытность в духовной жизни и любовь к братии.
Как вести себя на приёме у епископа

Архиерей — ангел Церкви, без епископа Церковь теряет свою полноту и самою сущность. Поэтому церковный человек всегда с особой почтительностью относится к епископам.
Обращаясь к архиерею, его величают «Владыко» («Владыко, благословите»). «Владыко» — это звательный падеж церковнославянского языка, в именительном падеже — Владыка; например: «Владыка Варфоломей благословил вам…».

Восточная (идущая из Византии) торжественность и многоречивость в обращении к епископу на первых порах даже смущает сердце малоцерковного человека, который может видеть здесь (на самом-то деле не существующее) умаление его собственного человеческого достоинства.

В официальном обращении употребляются иные выражения.

Обращаясь к епископу: Ваше Преосвященство; Преосвященнейший Владыко. В третьем лице: «Его Преосвященство рукоположил во диакона…».

Обращаясь к архиепископу и митрополиту: Ваше Высокопреосвященство; Высокопреосвященнейший Владыко. В третьем лице: «По благословению Его Высокопреосвященства сообщаем вам…».

Обращаясь к Патриарху: Ваше Святейшество; Святейший Владыко. В третьем лице: «Его Святейшество посетил … епархию».

У епископа берут благословение таким же образом, как у священника: ладони складывают крестообразно одна на другую (правая наверху) и подходят к архиерею для благословения.

Телефонный разговор с епископом начинают словами: «Благословите, Владыко» или «Благословите, Ваше Преосвященство (Высокопреосвященство)».

Письмо можно начать словами: «Владыко, благословите» или «Ваше Преосвященство (Высокопреосвященство), благословите».

При официальном письменном обращении к епископу придерживаются следующей формы.

В правом верхнем углу листа пишут, соблюдая строчность:
Его Преосвященству
Преосвященнейшему (имя),
Епископу (название епархии),

Прошение.

При обращении к архиепископу или митрополиту:
Его Высокопреосвященству
Высокопреосвященнейшему (имя),
архиепископу (митрополиту), (название епархии),
Прошение.

При обращении к Патриарху:
Его Святейшеству
Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси
Алексию
Прошение.

Заканчивают прошение или письмо обычно такими словами: «Испрашиваю молитв Вашего Преосвященства…».

Священники, находящиеся, по сути, на церковном послушании, пишут: «Смиренный послушник Вашего Преосвященства…».

Внизу листа ставят дату по старому и новому стилю с указанием святого, память которого Церковь чтит в этот день. Например: 5/18 июля. Прп. Сергия Радонежского.

Придя на прием к епископу в епархиальное управление, подходят к секретарю или заведующему канцелярией, представляются и сообщают, по какой причине просят о приеме. Входя в кабинет епископа, творят молитву: «Молитвами святаго Владыки нашего, Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас», крестятся на иконы в красном углу, подходят к архиерею и просят его благословения. При этом не надо от чрезмерного благоговения или страха становиться на колени или падать ниц (если вы, конечно, не пришли с повинной в каком-то грехе).

В епархальном управлении обычно много священников, но необязательно у каждого из них брать благословение. Кроме того, существует четкое правило: в присутствии архиерея не берут благословения у священников, но лишь приветствуют их легким наклоном головы.

Если епископ выходит из кабинета в приемную, под благословение к нему подходят по чину: вначале священники (по старшинству), затем миряне (мужчины, потом женщины).

Разговор епископа с кем-либо не прерывают просьбой о благословении, но дожидаются окончания беседы. Свое обращение к архиерею обдумывают заранее и излагают его кратко, без лишних жестов и мимики. В конце беседы вновь просят благословения у архиерея и, перекрестившись на иконы в красном углу, степенно удаляются.
Вне церковных стен
Церковный человек в семье

Семейная жизнь — частное дело каждого. Но поскольку семья считается домашней церковью, то и здесь можно говорить о церковном этикете.

Церковное благочестие и домашнее благочестие взаимосвязаны и дополняют друг друга. Истинный сын или дочь Церкви остается таковым и вне церкви. Христианское миросозерцание определяет весь строй жизни верующего. Не касаясь здесь большой темы домашнего благочестия, затронем некоторые вопросы, касающиеся этикета.

Обращение. Имя. Поскольку имя православного христианина имеет мистический смысл и связано с нашим небесным покровителем, то оно должно употребляться в семье по возможности в полной форме: Николай, Коля, но не Кольча, Колюня; Иннокентий, но не Кеша; Ольга, но не Лялька и т.п. Употребление ласкательных форм не исключается, но оно должно быть разумным. Фамильярность в речи часто свидетельствует, что незримо отношения в семье утратили трепетность, что обыденность взяла верх. Недопустимо также называть домашних животных (собак, кошек, попугаев, морских свинок и т. д.) человеческими именами. Любовь к животным может превратиться в подлинную страсть, догорая умаляет любовь к Богу и человеку.

Дом, квартира церковного человека должны являть собой пример житейской и духовной сообразности. Ограничиваться необходимым количеством вещей, предметов кухонного обихода, мебели — значит видеть меру духовного и материального, отдавая предпочтение первому. Христианин не гонится за модой, это понятие вообще должно отсутствовать в мире его ценностей. Верующий знает, что каждая вещь требует к себе внимания, ухода, времени, которого часто не хватает на общение с близкими, на молитву, чтение Священного Писания. Найти компромисс между Марфой и Марией (по Евангелию), выполнять по-христиански добросовестно обязанности хозяина, хозяйки дома, отца, матери, сына, дочери и при этом не забыть о едином на погребу — это целое духовное искусство, духовная мудрость. Несомненно, духовным центром дома, собирающим в часы молитвы и духовных бесед всю семью, должна быть комната с хорошо подобранным набором икон (домашний иконостас), ориентирующим молящихся на восток.

Иконы должны быть в каждой комнате, а также на кухне и в прихожей. Отсутствие в прихожей иконки обычно вызывает у приходящих в гости верующих людей некоторое замешательство: войдя в дом и желая перекреститься, они не видят образа. Смущение (уже с обеих сторон) вызывает и незнание либо гостем, либо хозяином обычной для верующих формы приветствия. Входящий произносит: «Молитвами святых отец наших. Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас», на что хозяин отвечает: «Аминь»; либо гость говорит: «Мир вашему дому», а хозяин отвечает: «С миром принимаем».

В квартире церковного человека духовные книги не должны находиться на одном стеллаже (полке) с мирскими, светскими. Духовные книги не принято оборачивать в газету. Церковную газету ни коем случае не используют для бытовых нужд. Пришедшие в негодность духовные книги, журналы, газеты сжигают.

В красном углу рядом с иконами не размещают портреты и фотографии дорогих хозяевам людей.

Иконы не ставят на телевизор и не вешают над телевизором.

Ни в коем случае в квартире не держат столь распространенные сейчас гипсовые, деревянные или иные изображения языческих богов, ритуальные маски африканских или индейских племен и т.д.

Пришедшего (даже на малое время) гостя желательно пригласить к чаю. Здесь хорошим примером может служить восточное гостеприимство, положительное влияние которого так заметно в радушии православных, живущих в Средней Азии и на Кавказе. Приглашая гостей по какому-то определенному поводу (именины, день рождения [7], церковный праздник, крещение ребенка, венчание и т.п.), предварительно продумывают состав гостей. Исходят при этом из того, что верующие люди имеют иное миропонимание и интересы, нежели далекие от веры люди. Поэтому может случиться, что человеку неверующему будут непонятны и скучны разговоры на духовную тему, это может и обидеть, оскорбить. Или же может случиться, что весь вечер уйдет на жаркий (хорошо бы не бесплодный) спор, когда забыт будет и праздник. Но если приглашаемый — на пути к вере, ищет истину, подобные встречи за столом могут пойти ему на пользу. Украсить вечер могут хорошие записи духовной музыки, фильм о святых местах, лишь бы это было в меру, не чрезмерно затянутым.
О подарках в дни важных духовных событий

При крещении крестная мать дарит ребенку-крестнику «ризки» (ткань или материю, в которую завертывается младенец, вынутый из купели), крестинную рубашечку и чепчик с кружевами и ленточками; цвет этих ленточек должен быть: для девочек — розовый, для мальчиков — голубой. Крестный отец кроме подарка по своему усмотрению обязан приготовить новокрещенному крестик и оплатить крестины. Оба — и крестный отец, и крестная мать — могут сделать подарки матери ребенка.

Свадебные подарки. Обязанность жениха — купить кольца. По старинному церковному правилу для жениха необходимо золотое кольцо (глава семьи — солнце), для невесты — серебряное (хозяйка — луна, светящая отраженным солнечным светом). На внутренней стороне обоих колец вырезаются год, месяц и день обручения. Кроме того, на внутренней стороне кольца жениха вырезаются начальные буквы имени и фамилии невесты, а на внутренней стороне кольца невесты — начальные буквы имени и фамилии жениха. Кроме подарков невесте жених делает по подарку родителям, братьям и сестрам невесты. Невеста и ее родители также, со своей стороны, делают подарок жениху.
Свадебные традиции

Если на свадьбе будут посаженные отец и мать (они заменяют на свадьбе жениху и невесте их родителей), то после венчания они должны встретить молодых у входа в дом иконой (держит посаженный отец) и хлебом-солью (предлагает посаженная мать). По правилам, посаженный отец должен быть женат, а посаженная мать замужней.

Что касается шафера, то он должен быть непременно холост. Шаферов может быть несколько (как со стороны жениха, так и со стороны невесты).

Перед отъездом в церковь шафер жениха вручает невесте от имени жениха букет цветов, который должен быть: для девицы-невесты — из померанцевых цветов и мирты, а для вдовы (или второбрачной) — из белых роз и ландышей.

При входе в церковь впереди невесты, по обычаю, идет мальчик пяти — восьми лет, который несет икону.

Во время венчания главная обязанность шафера и подружки — держать венцы над головами жениха и невесты. Это бывает довольно трудно — продержать венец с поднятой вверх рукой в продолжение немалого времени. Поэтому шаферы могут чередоваться между собой. В церкви родственники и знакомые со стороны жениха становятся справа (то есть за женихом), а со стороны невесты — слева (то есть за невестой). Выходить из церкви до окончания венчания считается крайне неприличным.

Главным распорядителем на свадьбе является шафер. Вместе с близкой подругой невесты он обходит гостей для сбора денег, которые затем жертвуются в церковь на богоугодные дела.

Тосты и пожелания, которые произносятся на свадьбе в семьях верующих, конечно, должны быть в первую очередь духовного содержания. Тут вспоминают: о назначении христианского брака; о том, что такое любовь в понимании Церкви; об обязанностях мужа и жены, согласно Евангелию; о том, как построить семью — домашнюю церковь и т.д. Свадьба церковных людей проходит с соблюдением требований благопристойности и меры.
В дни скорби

Наконец, несколько замечаний о времени, когда отказываются от всех празднеств. Это время траура, то есть наружного выражения чувства печали по усопшему. Различают глубокий траур и обыкновенный траур.

Глубокий траур носится только по отцу, матери, деду, бабушке, мужу, жене, брату, сестре. Траур по отцу и матери продолжается один год. По деду и бабушке — шесть месяцев. По мужу — два года, по жене — один год. По детям — один год. По брату и сестре — четыре месяца. По дяде, тете и двоюродному родственнику — три месяца. Если вдова вопреки приличию вступает в новый брак ранее окончания траура по первому мужу, то она не должна приглашать на свадьбу никого из гостей. Эти сроки могут быть сокращены или увеличены, если перед смертью остающиеся в этой земной юдоли получили особое благословение от умирающего, ибо к предсмертному благожеланию, благословению (в особенности родительскому) относятся с почтением и благоговением.

Вообще в православных семьях без благословения родителей или старших не принимают никакие важные решения. Дети с ранних лет навыкают даже на повседневные дела просить благословения отца и матери: «Мамочка, я ложусь спать, благослови меня». И мать, перекрестив дитя, говорит: «Ангела хранителя тебе на сон». Отправляется ребенок в школу, в поход, в деревню (в город) — на всех путях его хранит родительское благословение. Если это возможно, родители присоединяют к своему благословению (при браке детей или перед своей смертью) видимые знаки, дары, благословения: кресты, иконы, святые мощи. Библию, которые, составляя домашнюю святыню, передаются из рода в род.

Неисчерпаемо бездонное море церковной жизни. Понятно, что в этой небольшой книге приведены лишь некоторые начертания церковного этикета.

Прощаясь с благочестивым читателем, просим его молитв.

Примечания:

[1] Иерархически сану архимандрита в черном духовенстве соответствуют в белом духовенстве митрофорный протоиерей и протопресвитер (старший священник в кафедральном соборе).

[2] Вопрос в том, как это различить, если не все они вам знакомы. Некоторую подсказку дает крест, который носит священник: крест с украшением — обязательно протоиерей, позолоченный — или протоиерей, или иерей, серебряный — иерей.

[3] Употребляющееся выражение «день Ангела» не совсем верно, хотя святые именуются «на земли ангелы».

[4] См.: Хороший тон. Правила светской жизни и этикета. — СПб., 1889. С. 281 (репринт: М., 1993).

[5] В среде верующих принято произносить полную, не усеченную формулу благодарения: не «спасибо», но «спаси Бог» или «спаси Господи».

[6] Не находит духовного обоснования практика некоторых приходов, где прихожанок, работающих на кухне, в швейной мастерской и т.п., называют матушками. В миру матушкой принято называть только жену священника (батюшки).

[7] В православных семьях дни рождения отмечают менее торжественно, чем именины (в отличие от католиков и, конечно, протестантов).

(78)